Богуславский В. Зыряне

Версия для печатиВерсия для печати

Зырянин и волки.

ЗЫРЯНЕ (иначе сирнане; 1-я Софийская летопись под 1396 годом называет зырянина сырянином, серянином, сурянином) — в древнерусских источниках название народа коми. Возможно, на языке манеи saran — зырянский, коми или zyria — край, окраина. Существует версия происхождения этнонима от имени старшины пермских зырян — Zyran. Видимо, в древности составляли единое целое с пермяками. Родство тех и других долго сказывалось в языковом и физическом строении. К тому же, зыряне и пермяки называют себя коми. Жили зыряне в пределах совр. Пермской, Вологодской областей, республик Коми, Удмуртии и др. Занимались земледелием и охотой. Ещё в XI веке новгородцы брали с них дань. В XIV веке обращены миссионером Стефаном Пермским и его последователями в православную веру.

Область первоначального пребывания коми-пермяков, по мнению Смирнова, была обширна: на востоке её граница шла по реке Обь до Берёзова, на юге — рекам Чусовая, Кама до Вятки, северные притоки Ветлуги, Кострома, Клязьма, Протва; на западе, севере и северо-западе — границы нынешних Московской, Владимирской, Костромской, Вологодской области до реки Вашка, далее до реки Цильма; на севере — реки Цильма, Печора и Уса, до поворота на север и оттуда к городу Обдорск. В XVII веке, согласно А. Дмитриеву, зыряне жили в следующих областях: по среднему течению реки Печора, входившей в состав Пустозерского уезда; к западу от Печоры они занимали Яренский и Сольвычегодский уезды, возникшие на месте Перми Вычегодской, которая вместе с её древнейшей столицей, Иемдын, или Усть-Вым, к концу XVI века потеряла и политическое, и промысловое значение из-за ликвидации автономии пермских князей, открытия нового сибирского тракта через Пермь Великую и перевода епископской кафедры в Вологду. С древнейших времён зырянские колонии существовали и на левом притоке Мезени — Вашке, входившие в состав Мезенского уезда. Несколько зырянских колоний было и на Кевроле. В Великоустюжском уезде в XVII веке упоминается волость Пермогорская, возникшая, по-видимому, из древней колонии вычегодских пермяков. Почти в тех же границах зырянские поселения оставались и в XVIII веке. Вологодские зыряне, по занимаемым ими местам, могли подразделяться на вычегодских и удорских — в Яренском езде, сысольских и печорских — в Усть-Сысольском уезде. В этих уездах зыряне составляли главную массу сельского населения и значительную часть городского. Кроме того, зыряне входили в состав населения городов Устюг Великий, Лальск, Никольск и Вельск. В Архангельской области жили ижемские и печорские зыряне, частично заходя своими селениями на территорию Вологодчины. Таким образом, зыряне занимали обширные бассейны реки Вычегда с притоками, средней Печоры с притоками и верховья Мезени, с Вашкою (ижемские зыряне, постепенно заселившие Архангельскую Печору от Усть-Цильмы до вологодских границы, населяли и приток Печоры — река Уса. Промышляли зыряне пушного зверя также за Уралом, на Оби. Зыряне обычно были среднего роста (кроме удорцев, отличавшихся высоким ростом), крепкого и правильного телосложения; следы финского типа на лицах в описываемый период уже едва были заметны; цвет волос большей частью чёрный, при серых и тёмно-карих глазах; реже встречались русые волосы и голубые глаза. Зыряне остроумны, хитры и находчивы. Изобретательность их чаще всего выражалась во множестве разнообразных способов ловли птиц, зверей и рыбы. Зыряне отличались любознательностью и способностью к обучению. Зыряне — православные (среди них встречалось много раскольников); они религиозны и способны к глубокой привязанности; отличались честностью, гостеприимством, бережливостью, смелостью и терпением. Им приписывали пристрастие к спиртным напиткам, хотя и не более, чем русским; зырянские девушки обвинялись в недостатке целомудрия (исключение составляли ижемки, отличавшиеся строгой нравственностью; сутяжничество доведено у зырян до высших пределов. К. Попов насчитал в зырянском языке 6 наречий или говоров: сысольское, печорское, ижемское, вашкинское или удорское, вычегодское и лузское, а Г. Лыткин — 5: сысольское, вычегодское, ижемское, удорское и камское. Произведений самобытной народной словесности у зырян почти не было; они любили пение, которые представляли собой непонятные искажения русских песен на зырянский лад. Сказки и загадки по большей части заимствованы у русских. Суеверия и предрассудки отличались большей осязательностью и живостью, чем у русских. Они верили в леших, водяных, кикимор, в суседка, в овинных, банных, в орта, в колдунов, еретиков, чакыдчисей, в порчу, в ведьм и своеобразно объясняли многие явления природы. Зырянские поселения располагались исключительно по берегам рек, их сёла были достаточно многолюдными и тянулись вдоль рек иногда на несколько км. Избы их — керки — отличались массивностью и строились из сосны; план и фасад построек они быстро заимствовали у русских. Эти керки, за исключением ижемских, не отличались опрятностью. Заимствованная у русских одежда дополнена лишь в соответствии с условиями климата и занятий; это касалось особенно промыслового, охотничьего наряда. Основу хлебной пищи зырян составляли ячная мука и крупа; главные напитки ырош — квас и сур — пиво, оба из ячного солода; праздничный напиток — гэрмога-чужва — сусло со стручковым перцем. Обычаи при родинах, свадьбах, похоронах, а равно и увеселения были переняты у русских и мало чем отличались от них. Баня для зырян — одно удовольствие, поэтому они парились почти ежедневно. Зыряне занимались хлебопашеством, огородничеством, скотоводством. На Печоре, в предгорьях Урала, и на севере хлебопашества не было. Главное хлебное растение — ячмень, затем следовали рожь, овес и изредка плохого качества пшеница — плохого качества. Из технических культур зыряне почти повсеместно выращивали лён и коноплю, причём поля всегда удобряли. Земля делилась не по наличным душам, а по числу душ, оплачиваемых податями. Зажиточные зыряне нанимали работников и подёнщиков. У зырян долгое время сохранялся особый вид половничества; половники были временные и постоянные. Сено косили горбушами. Из овощей возделывали капусту, репу, редьку и лук, но не везде; на юге — хмель и горох. Скотоводство было обусловлено обилием лугов и сочных трав. Держали помногу лошадей, коров и овец, тех и других — исключительно комолых, также свиней, известных под названием чудских — тучных, с длинными ушами. Из домашних птиц — одни курицы, и то не везде. Обилие лесов способствовало развитию промысловой охоты, составлявшей главное и любимое занятие мужской части зырян. Предметом охоты служили зайцы, горностаи, олени, лисицы, случайно — куницы, медведи, волки, росомахи, выдры и рыси, но более всего — белки. Из птиц добывали куропаток, тетеревов, водяную дичь, но особенно любили рябчиков. Зверя и птицу добывали дважды в год: с конце сентября до декабря и с января до первых признаков весны. На охоту отправлялись партиями от 2 до 12 человек и уходили иногда километров за 500. Непременным спутником охотника была собака, отличавшаяся у зырян неутомимостью, тонким чутьём и умением распознавать зверя. Кроме того, каждый охотник имел матку, т. е. компас в деревянной коробочке, нарты — узкие, длиной около 3,5 метров; санки для провизии и добычи, и лыжи с палкой особого устройства.

Для стоянок в лесах устраивали промысловые избушки — пывзяны и возле них щамьи — чуланы, в виде голубятни на столбах, для предохранения добычи от хищных зверей. В лесах же каждый промысловик ставил многочисленные и разнообразные ловушки для приманки и ловли зверя и птицы. Рыболовство также составляло любимое занятие зырян: ловли сёмгу, нельму, шипа, налима, лещей, а также чира, пелядь, сигов, щук, окуней и т. п.

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.