Общественный строй инков

Версия для печатиВерсия для печати

В государстве инков сохранялось много пережитков первобытно-общинного строя. Племя инков состояло из 10 подразделений — хатун-айлью, которые в свою очередь делились каждый на 10 айлью. Первоначально айлью была патриархальным родом, родовой общиной. Айлью имела своё селение и владела прилегающими полями; члены айлью считались между собой родичами и назывались родовыми именами, которые передавались по отцовской линии.

Айлью были экзогамны, внутри рода нельзя было вступить в брак. Члены айлью верили, что находятся под защитой родовых святынь — уака. Айлью обозначались так же, как пачака, т. е. сотня. Хатун-айлью («большой род») представлял собой фратрию и отождествлялся с тысячей. В государстве инков айлью превратилась в сельскую общину. Это становится очевидным при рассмотрении норм землепользования. Вся земля в государстве считалась принадлежащей верховному инке. Фактически она находилась в распоряжении айлью. Самая территория, принадлежавшая общине, называлась марка (случайное совпадение с названием общины у германцев). Земля, принадлежавшая всей общине, называлась марка пача, т. е. земля общины.

Возделываемая земля носила название чакра (поля). Она делилась на три части: «поля Солнца» (фактически жрецов), поля инки и, наконец, поля общины. Земля обрабатывалась сообща всей деревней, хотя у каждой семьи имелась своя доля, урожай с которой шёл этой семье. Члены общины работали совместно под руководством одного из старшин и, обработав один участок поля (поля Солнца), переходили на поля инки, затем на поля жителей села и, наконец, на поля, урожай с которых шёл в общий фонд деревни. Расходовался этот запас на поддержку нуждающихся односельчан и разные общедеревенские нужды. Кроме полей, каждая деревня имела ещё земли, отдыхавшие под паром, и «дикие земли», служившие пастбищами. Полевые участки периодически переделялись между односельчанами. Отдельный участок поля оставался под паром после снятия с него трёх-четырёх урожаев.

Полевой надел, тупу, давался мужчине; на каждого ребёнка мужского пола отец получал ещё один такой надел, на дочь — ещё половину тупу. Тупу считался временным владением, так как подлежал переделу. Но, кроме тупу, на территории каждой общины были ещё земельные участки, называвшиеся муйя. Испанские чиновники называют в своих отчётах эти участки «наследственной землёй», «собственной землёй», «огородом». Участок муйя состоял из двора, дома, амбара или сарая и огорода и передавался от отца к сыну. Несомненно, что участки муйя фактически стали уже частной собственностью. Именно на этих участках общинники могли получить излишки овощей или плодов в своём хозяйстве, могли сушить мясо, дубить кожу, прясть и ткать шерсть, изготовлять гончарные сосуды, бронзовые орудия — всё то, что они выменивали как свою частную собственность. Сочетание общинной собственности на поля с частной собственностью на приусадебный участок характеризует айлью как сельскую общину, в которой кровнородственные отношения уступили место территориальным связям.

Земля обрабатывалась только общинами покорённых инками племён. В этих общинах также выделилась родовая знать — курака. Её представители надзирали за работой общинников и следили, чтобы общинники платили подати; их участки возделывали общинники. Кроме своей доли в общинном стаде курака имели в частной собственности скот, до нескольких сот голов. В их хозяйствах десятки наложниц-рабынь пряли и ткали шерсть или хлопок. Продукты животноводства или земледелия курака выменивали на украшения из драгоценных металлов и т. п. Но курака, как принадлежавшие к покорённым племенам, всё же находились в подчинённом положении, над ними стояли инки как господствующий слой, высшая каста. Инки не работали, они составляли военно-служилую знать. Правители наделяли их земельными участками и работниками, из покорённых племён, янакунами, которых переселяли в хозяйства инков. Земли, которые знать получала от верховного инки, были их частной собственностью.

Знать сильно отличалась от простых подданных своим внешним видом, особой стрижкой волос, одеждой и украшениями. Знатных инков испанцы называли орехонами (от испанского слова «ореха» — ухо) за их огромные золотые серьги, кольца, растягивавшие мочки ушей.

Привилегированное положение занимали и жрецы, в пользу которых взималась часть урожая. Они не подчинялись местным правителям, а составляли обособленную корпорацию, управлявшуюся высшим жречеством в Куско. У инков имелось некоторое число янакунов, которых испанские хронисты называли рабами. Судя по тому, что они находились в полной собственности инков и выполняли все чёрные работы, они действительно были рабами. Особенно важно сообщение хронистов, что положение янакунов было наследственным. Известно, что в 1570 г., т. е. через 35 лет после падения власти инков, в Перу насчитывалось ещё 47 тыс. янакунов.

Большую часть производительного труда выполняли общинники; они обрабатывали поля, сооружали каналы, дороги, крепости и храмы. Но появление большой группы наследственно порабощённых работников, эксплуатировавшихся правителями и военно-служилой верхушкой, говорит о том, что общество Перу было раннерабовладельческим, с сохранением значительных пережитков родоплеменного строя.

Государство инков называлось Тауантинсуйу, что буквально значит «четыре соединённые вместе области». Каждой областью управлял наместник, в районах власть находилась в руках местных должностных лиц. Во главе государства стоял правитель, носивший титул «Сапа инка» — «единолично правящий инка». Он командовал войском и возглавлял гражданское управление. Инки создали централизованную систему управления. Верховный инка и высшие должностные лица из Куско наблюдали за наместниками, всегда готовы были дать отпор восставшему племени. Существовала постоянная почтовая связь с крепостями и резиденциями местных правителей. Сообщения передавались эстафетой гонцамибегунами. На дорогах неподалёку друг от друга были расположены почтовые станции, где всегда дежурили гонцы.

Правители древнего Перу создали законы, оберегавшие господство инков, направленные к тому, чтобы закрепить подчинение покорённых племён и предупредить восстания. Инки дробили племена, расселяя их по частям в чужие области. Инки ввели обязательный для всех язык — кечуа.

Всемирная история. Том IV. М., 1958, с. 78-80.

Этнос: