Богуславский Владимир. Дауры: исторический очерк.

Версия для печатиВерсия для печати

Дауры (даоры, дахор, тагуры) - народность на Дальнем Востоке, проживавшая разбросанно в сев. Маньчжурии, где чаще всего встречалась по р. Ноннь (Нонь-ула) и её притокам, а также по р. Сунгари и по сред. течению р. Амур, между устьями рр. Зея и Бурея; причём здесь их селения перемешаны с посёлками маньчжуров и китайцев. Первые сведения о Д. русские получили в XVII в. от казака-первопроходца М. Перфильева, встретившего их в верх. течении Амура и на Зее, начиная от впадения в неё р. Умлекан. После него Даурию посещали и другие, напр. «промышленный человек» Аверкиев: он добрался до слияния рр. Шилка и Аргунь, т. е. до начала Амура, был пойман местными жителями и отведён к их князькам. После допроса они отпустили Аверкиева, не причинив ему вреда, даже обменяли найденные у него товары - мелкий бисер и железные наконечники для стрел - на соболиные шкурки. Слухи о богатствах Даурии всё умножались, и в июле 1643 1- й якут. воевода П. Головин послал на Шилкар 133 казака с пушкой под начальством письменного головы В. Д. Пояркова, выделив ему судовой инструмент, много парусины, боеприпасов, пищалей, а также медных котлов и тазов, сукна и «одекую » (бисер) - для подарков местным жителям. К отряду присоединилось полтора десятка «охочих людей». Целью похода был сбор ясака и «прииск вновь неясачных людей», поиски месторождений серебра, меди и свинца и, по возможности, организация их выплавки. Поярков пош ёл в Даурию новым путём. В кон. июля на 6 дощаниках он поднялся по Алдану и рекам его бассейна - Учуру и Гонаму. Судоходство по Гонаму возможно было лишь на 200 км от устья, выше начинались пороги. Людям Пояркова приходилось перетаскивать суда чуть ли не у каждого порога, а на Гонаме их больше 40, не считая мелких. Осенью, когда река стала, отряд ещё не достиг водораздела между бассейнами Лены и Амура, потеряв 2 дощаника. Поярков оставил часть людей зимовать с судами и припасами на Гонаме, а сам налегке с отрядом в 90 человек пошёл «зимником» на нартах и лыжах через Становой хребет и вышел к верховьям р. Брянта (система Зеи). Через 10 дней пути по Амурско-Зейскому плато он добрался до Умлекана, левого притока Зеи. Здесь русские были уже в Даурии, жители которой занимались хлебопашеством и огородничеством. От длительного соседства с монголами, маньчжурами и китайцами они физически сильно изменились: при крепком телосложении и высоком росте в чертах их лиц проглядывал монголоидный тип - почти всегда с косым разрезом глаз, выдающимися скулами и жидкой бородой; но глаза у них большие и круглые, нос менее приплюснутый. В языке Д. хотя и была значительная примесь монгольских и китайских слов, но он более близок к древнему палеоазиатскому языку. Влияние китайцев сильно отразилось на бытовой стороне Д., от которых они переняли устройство жилищ: по берегам Зеи встречались селения с просторными деревянными домами крепкой постройки, с окнами, затянутыми промасленной бумагой; они носили одежду из шёлковых и хлопчатобумажных тканей. Религия и проч. также проникли к ним из Китая. Питались Д. большей частью растительной пищей, в которой буди (просо) играло главную роль; любили пряные приправы - чеснок и красный перец, хотя у них имелись запасы хлеба, бобовых и др. продуктов, много скота и домашней птицы, которые шли в основном на обмен в Монголию, Китай и Маньчжурию. Коровье молоко и масло Д. не употребляли, пользуясь почти всегда растительным маслом (кунжутным). Шёлк, ситцы, металлические и др. изделия они получали из Китая в обмен на пушнину. Пушниной же они платили дань маньчжурам. Поярков требовал от дауров, чтобы они давали ясак русскому царю, а для этого он захватывал в аманаты (заложники) знатных людей, держал в цепях, обращался жестоко с ними. От аманатов и других пленных русские получили более точные сведения о стране, в частности о крупном притоке Зеи Селимде (Селемдже) и её жителях, о соседней Маньчжурии и Китае. Поярков решил зимовать на Зее и поставил острог возле устья Умлекана. В середине зимы хлеб закончился, в окрестных селениях все запасы казаки уже давно захватили и проели, а нужно было дотянуть до тёплого времени, когда реки вскроются и придут суда с припасами, оставленными на Гонаме. Начался голод, казаки примешивали к муке кору, питались кореньями и падалью, болели и умирали. Окрестные дауры, скрывавшиеся в лесах, осмелели и организовали ряд нападений на острог, к счастью для русских, неудачных. Несколько дауров было при этом убито, их трупы валялись вокруг острога. Казаки стали есть и трупы. 24 мая 1644, когда пришли суда с припасами, Поярков всё же решил двигаться дальше, вниз по Зее. Оставалось у него около 70 человек. Плыть пришлось через сравнительно густонаселённый район - западную окраину Зейско-Буреинской равнины, но жители не допускали, чтобы русские высаживались на берег. За Поярковым вскоре пришли и многочисленные промышленные русские люди, а с ними и крестьяне. Частые казачьи погромы были причиной переселения Д. за Хинганский хребет, к берегам рек Ноннь и Сунгари; всё верхнее и среднее течение Амура совершенно опустело.

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

Страны: 
Этнос: