Бежтинцы (историко-этнографический очерк).

Версия для печатиВерсия для печати

Бежтинцы общего самоназвания не имеют. Бытуют самоназвания по наименованиям селений. Принятое название субэтноса - по главному селению Бежта. Это один из малочисленных народов аваро-андо-цезской группы в Дагестане. В письменных источниках и историко-этнографической литературе известны как капучинцы, реже как калаки (груз.). Представители андийской группы народностей называют их "хьванал", т.е. "лошадники".

Этническая территория бежтинцев находится в Западном высокогорном Дагестане, поселения их расположены по левым притокам р. Аварское Койсу, в отрогах Главного Кавказского и Богосского хребтов. С юго-запада они граничат с цезами, гунзибцами и гинухцами, с юга - с цезами, с востока — с аварцами. Это население селений Бежта, Хашархота, Тлядал и окружающих их хуторов Цунтинского р-на. Одна часть бежтинцев с XVI-XVII вв. живет в Грузии, другая уже в советский период переселилась на Кумыкскую равнину. Незначительное число бежтинцев отмечается среди иных аваро-андо-цезов, в городах Республики Дагестан и Российской Федерации в целом.

Как этнос бежтинцы представляют собой народность, частично ассоциированную с аварцами. С соседними народами отношения исторически мирные, деловые, добрососедские; столкновений на этнической почве не было.

Территория расселения бежтинцев - высокогорная природно-географическая зона Дагестана. Это сильно пересеченная гористая местность с глубокими ущельями и довольно обширными речными долинами, покрытая альпийской и субальпийской растительностью, а также изобилующая лесами (смешанными, в основном - хвойные деревья).

В антропологическом отношении бежтинцы являются представителями кавкасионского типа большой европеоидной расы. Характерные черты: высокий рост, светлая пигментация, вытянутая форма головы, узкое лицо.

Говорят бежтинцы на бежтинском языке, который относится к цезской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско-дагестанской ветви северокавказской семьи языков. В нем различают три диалекта: бежтинский, хашархотинский и тлядалский. Между первым и третьим диалектами существуют значительные отличия, хашархотинский занимает между ними промежуточное место (Бокарев, 1982. С. 10). В науке бытует мнение, что бежтинский и гунзибский языки можно рассматривать как диалекты капучино-гунзибского (хванского) языка. Большинство населения владеет аварским (это язык межнационального общения у аваро-андо-цезской группы) и русским языками. Многие представители среднего и старшего поколения свободно говорят по-грузински, что объясняется исторически сложившимися торгово-экономическими и политическими отношениями с Грузией. Часть бежтинцев знает гунзибский и гинухский языки на разговорно-бытовом уровне.

Численность народности постоянно менялась, что объясняется совокупностью условий жизни. Согласно грузинским источникам, бежтинцы в случае необходимости могли выставить до 1000 пеших и конных воинов. Следовательно, к XVII в., к которому эти источники относятся, общее число капучинцев равнялось примерно 5 тыс. человек. Позднейшие разрозненные данные позволяют нам говорить о динамике численности народа, имея при этом в виду только жителей, проживающих на этнической территории. С 1866 по 1916 г. число бежтинцев возросло с 1700 до 4050 человек, т.е. в 2,5 раза (Заикин, 1917. С. 22). В 1866 г. их насчитывалось 1708 человек, в 1886 г. - 2697, в 1894 г. - 2946 (Ибрагимов, 1981. С. 101, 102, 104). Иначе говоря, прекращение военных действий, набегов, военных столкновений и стычек приводило к медленному, но неуклонному росту населения. Данные показатели, можно полагать, были бы заметно выше, если бы не большая смертность среди детей. Говоря об этом, нельзя сбрасывать со счетов и тот фактор, что продукты животноводства и земледелия бежтинцы получали путем значительных усилий и затрат сил, здоровья и энергии. Отходничество и переселения - постоянные спутники и без того малочисленного народа. Не случайно, к первым десятилетиям XX в. численность бежтинцев оценивается уже в 2500 человек, на 1 января 1938 г.- 2800 (Ибрагимов, 1991. С. 112). Позднейшие официальные статистические сведения отсутствуют, так как в последующих переписях населения все народы андо-цезской группы записывались как аварцы. Тем не менее, по оценке социологов и этнографов, численность бежтинцев в Дагестане и Закавказье была следующей: 1940 г. — 4,5 тыс. человек, 1944-1945 гг. -4 тыс., 1957-1958 гг. - 3,5 тыс. (увеличение миграции), 1965 г. — 4,5 тыс., 1975 г. — 6, 5 тыс. человек.

О происхождении бежтинцев, как и других дагестанских народов, говорить весьма затруднительно. Основой для образования горских племен Дагестана, в том числе и конфедерации племен Дидо, в I тыс. до н.э. послужили субобщности, на которые начиная с Ш тыс. до н.э. стала распадаться восточнокавказская этнокультурная общность. Позднее, уже в середине XV в., из конфедерации Дидо выделились как самостоятельный субэтнос и бежтинцы.

Первые свидетельства о племенах на северных склонах Главного Кавказского хребта (в том числе и о бежтинцах) относятся к начальному периоду (первым векам) нашей эры. Племена андо-цезов были известны античным авторам под общим наименованием "дидуры" (Страбон, Клавдий Птолемей, Плиний Старший и др.). Дальнейшее их пребывание на тех же территориях засвидетельствовано средневековыми армянскими, сирийскими, арабскими, грузинским и другими авторами.

Весьма ценный и достаточно обширный материал, характеризующий культуру и социальную структуру бежтинцев в раннем средневековье, дает инвентарь Бежтинского могильника. Так, обнаруженные в женском захоронении предметы воинского вооружения позволяют судить об общественной и социальной роли женщины. Богатство разновидностей доспехов и оружия говорит, в частности, о том, что вместе с другими племенами бежтинцы в составе объединения Дидо принимали участие в военно-политических событиях того времени в Закавказье и на Северо-Восточном Кавказе (Пикуль, 1956. С. 72; Атаев, 1961. С. 287-288).

По свидетельству древних и средневековых авторов, бежтинцы как союзники Албании, выступали против иранской экспансии в Закавказье. По просьбе грузинских правителей бежтинцы и другие горцы могли выставить десятки тысяч воинов-наемников (Магомедов Д.М., 1975. С. 98).

Временами бежтинцы вместе с прочими горцами Кавказа попадали в зависимость от правителей Грузии. Так было в период усиления централизованного государства Грузии при Давиде IV Строителе (1089-1125 гг.), а также в период правления царицы Тамары (1184-1213 гг.). Горцы платили Грузии значительные подати, что приводило к неоднократным восстаниям, которые жестоко подавлялись.

Зависимость от Грузии была непродолжительной. Вторжение в страну орд Чингисхана в начале XIII в. и полчищ Тимура в конце XIV вв. привели к ослаблению Грузии, что облегчило горцам Дагестана освобождение от гнета (Лугу- ев, Магомедов, 1994. С. 16).

В XV-XVI вв., в силу совокупности внутренних и внешних социальных и военно-политических причин, этнополитическое объединение Дидо распадается. Результатом этого, в частности, было образование на территории Западного Дагестана самостоятельных союзов сельских общин и их федераций. Одним из самых сильных в военно-политическом отношении союзов здесь в XVI - начале XVII в. стал Анцухо-Капуча, в состав которого наряду с анцухцами и гунзибцами входили и бежтинцы. В середине XVIII в. этот союз распался на отдельные военно-политические единицы Анцух и Капуча (Норденстам, 1958. С. 323).

На протяжении всего позднего средневековья взаимоотношения бежтинцев с Грузией были мирными, взаимовыгодными. Бежтинцы свободно спускались в Кахетию для занятия торговыми делами, в поисках заработков и т.д. Значительная часть скота бежтинцев на зиму перегонялась на арендованные пастбища Алазанской долины. Напряженность во взаимоотношениях горцев с Грузией наступала обычно в связи с ирано-турецкой экспансией на Кавказе или как следствие колониальной политики царизма.

В начальный период движения горцев Северо-Восточного Кавказа за независимость, в первой половине XIX в., народы Северо-Западного Дагестана в этой борьбе участия не принимали. Однако жестокая политика царизма по отношению к горцам, их торгово-экономическая блокада привели к тому, что придерживавшаяся нейтралитета часть горцев, в том числе и бежтинцы, активно втянулась в войну на стороне Шамиля с 40-х годов XIX в.

После окончания Кавказской войны бежтинцы, как и другие дагестанцы, вошли в состав Российского государства с административным статусом Бежтинского округа Дагестанской области. С 1861 г. они находились в Бежтинском наибстве Гунибского округа. В советское время вместе с цезами, гунзибцами и гинухцами бежтинцы оказались в составе Цунтинского р-на ДАССР, а с 1993 г. образовали Бежтинский участок Цунтинского р-на Дагестана.

Бежтинцы, как и прочие горцы, входят в Дагестанскую историко-культур- ную область, которая является частью Кавказской историко-культурной провинции. Этническая территория этого народа представляет собой часть хозяйственно-культурного ареала отгонных скотоводов и пашенных земледельцев (Османов М О., 1996. С. 237-239). Они разводили овец главным образом дидойской породы, а также аварской, андийской и тушинской пород, коз, коров и быков малорослой горской породы, лошадей дагестанской породы. Орудием вспашки у бежтинцев был деревянный безотвальный горский плуг с тяжелой деревянной подошвой и железным сошником. Взаимозависимость между скотоводством и земледелием прослеживается очень слабо, скотоводство при этом преобладает. Пашенные участки располагались на нетеррасированных склонах гор или на ровных, незатопленных участках речных долин. В народной агротехнике преобладали плодосменная система и пар. Наиболее распространенной зерновой культурой здесь традиционно являлся ячмень, сеяли, кроме того, рожь, бобовые. Кустарные промыслы в подавляющем своем большинстве были призваны обслуживать внутренние потребности общества. В межсезонье большая часть мужского населения искала дополнительных заработков в Грузии, Азербайджане, на плоскости Дагестана и др.

Общественно-экономические, административно-политические и другие преобразования советского времени коренным образом изменили хозяйство, быт и культуру бежтинцев. Собственность на землю практически была постепенно ликвидирована, возникла коллективная форма организации хозяйства; сельскохозяйственный труд, процесс производства в своей основе уже утеряли индивидуальные черты и рассматривались как составная часть процесса производства республики (через соответствующие промежуточные звенья). Общее благосостояние народа, тем не менее, возросло, чему способствовали индустриализация республики и механизация сельского хозяйства. Последнее у бежтинцев развивалось как многоотраслевое: животноводство дополнялось полеводством, садоводством, бахчеводством, главным образом на равнине в прикутанных хозяйствах.

Большим испытанием для бежтинцев явилась Великая Отечественная война 1941-1945 гг.. Они достойно проявили себя как на фронте, так и в тылу, многие пали на полях сражений.

Влияние городов, городской жизни и культуры на жизненный уклад бежтинцев оказалось весьма значительно, особенно с 1950-1960-х годов. Проводниками городской культуры и городских элементов до сих пор выступает главным образом молодежь, проходящая вне селений военную службу, обучающаяся в городах, на профессиональных курсах, в училищах, техникумах и вузах. Все эти процессы привели, в частности, к росту числа межнациональных браков, в какой-то мере вносящих изменения в этнодемографическую ситуацию.

Показывая основные направления историко-культурного и хозяйственного развития бежтинцев, следует упомянуть и о структуре их традиционного обще-ственного устройства. Капучинский союз сельских общин, куда входил данный народ, вместе со своими соседями представлял собой военно-политическое образование, выступавшее как единое целое в случае угрозы извне. В подобных ситуациях собиралось всесоюзное ополчение, состоявшее из вооруженных мужчин всех джамаатов и предводительствуемое выборным военачальником. Вопросы, так или иначе касавшиеся всех обществ союза (объявление войны, организация отпора агрессору, заключение мира, недоразумения по поводу границ, угодий, имущественно-правовые претензии джамаатов друг к другу и т.д.), разбирались собранием представителей обществ союза, собранием старейшин каждого из джамаатов союза или общим собранием всех мужчин-воинов (в зависимости от важности вопроса и сложности ситуации).

В состав союза входили равноправные общества, каждое из которых имело свою территорию, свое сельское управление и свой свод обычно-правовых установлений - адатов. Общества - джамааты - были социально однородными. Как и в других союзах общин Дагестана, они состояли из узденских семей, самостоятельных и независимых, каждая из которых являлась собственницей пахотных, сенокосных участков, дома с хозяйственными постройками и домашним имуществом, того или иного количества скота. Пастбища, часть сенокосов, леса, водоемы, источники и пустоши считались коллективной собственностью общины-джамаата. В среде бежтинцев выделялась феодализирующаяся прослойка из членов сельского управления, а также зажиточных скотоводов и земледельцев.

Нельзя не отметить, что особенности общественного быта бежтинцев наряду с другими факторами (природные, экономические, исторические) наложили свой отпечаток на формирование характера народа - носителя определенных традиций. Исследователи считают, что бежтинцы, как и прочие горцы Дагестана, храбры, отважны, самолюбивы, довольно вспыльчивы, великодушны и щедры, несколько самоуверенны и заносчивы. Следуя требованиям традиционных норм межличностного и группового общения, в беседе бежтинцы склонны подчеркнуть расположенность и уважение к человеку, к собеседникам, к встречаемой ими группе лиц. Такие стародавние обычаи, как почитание старшего по возрасту, подчеркнутое уважение к пришельцам и гостям, терпимость к иноэтническим обычаям и оценочным критериям, а также ярко выраженное чувство ответственности и солидарности по отношению к родственникам, односельчанам, землякам присущи бежтинцам и сегодня.

Традиционно с давних времен для бежтинцев характерна малая простая семья. До первых десятилетий XX в. сохранился распространенный некогда пережиточный тип большнесемейной организации - неразделенная семья (совместное проживание со своими семьями отца с несколькими сыновьями, ведущих общее хозяйство). Следует оговориться, однако, что бытование таких семей в XIX в. и позже объясняется не столько стойкостью пережитков, сколько эпизодической целесообразностью подобной семьи при малоземельном, мелком, многоотраслевом хозяйстве с отгонами скота на летние альпийские и зимние грузинские пастбища и развитым отходничеством. Это обстоятельство уже нами отмечалось и будет отмечаться в дальнейшем при характеристике неразделенной семьи того или иного этноса, группы этносов.

Как и в наши дни, в XIX - начале XX в. семья бежтинцев состояла главным образом из родителей и их детей. Членами семьи могли быть также отец и мать мужа, иногда его несовершеннолетние брат и сестра. Традиционно и в настоящее время бежтинская семья в основном среднедетная: в большинстве семей имеется два-три ребенка, бытуют семьи с четырьмя и пятью детьми, есть и однодетные семьи. Преобладающей формой брака был брак сватовством по инициативе родителей. В предсвадебных и послесвадебных традиционных обрядах больше общеаварского и общедагестанского (сватовство, тайные встречи молодых в присутствии родственницы невесты, цикл запретов и избеганий, перевод невесты в дом жениха, пребывание "в другом доме", заключение магара, свадебный церемониал, приобщение молодой к новой семье, к дому, послесвадебные запреты и избегания и пр.). Традиционно бытовали, хоть и редко, такие формы брака, как умыкание, бегство молодых, обменный брак, отработочный брак, формы левирата и сорората. Изредка практиковалось и многоженство, прежде всего двоеженство. В XIX в. у бежтинцев иногда наблюдались такие формы брака, как люлечное и утробное обручение.

В семье господствовали патриархальные отношения. Зависимость, подчиненность жены мужу были в большей степени традиционно-адатными, чем фактическими. Значение и роль хозяйки, несущей на своих плечах значительную часть хозяйственной нагрузки, домашних забот и хлопот по воспитанию детей, были огромными. Практически все более или менее важные вопросы семейной жизни (женитьба сына, выдача замуж дочери, строительство дома, продажа или покупка участка, скотины и т.д.) решались с одобрения жены. Дарения и подарки родственников при замужестве, куда нередко входили земельные или покосные участки, крупный рогатый скот, овцы и прочее, составляли неотъемлемую собственность жены. Поэтому она чувствовала себя спокойно и уверенно, пользовалась значительной свободой, уважением и почитанием домочадцев.

Главой семьи являлся мужчина - муж и отец. В среде бежтинцев, как и у многих народов Кавказа, Средней Азии, стран мусульманского Востока соблюдались нормы и обычаи, известные в этнографической литературе как избегания и семейные запреты, ограничения. Генетически восходя к ранним формам организации семьи и межсемейных отношений, эти обычаи, утратив свое изначальное содержание, превратились со временем в нормы морально-этического порядка.

Отдельные фрагменты семейно-обрядовых действий носили местный характер. Так, родственницы невесты на свадьбе внимательно следили за тем, чтобы кто-либо из пришедших не навел на новобрачную порчу, а именно не бил бы в барабан или бубен с их обратной стороны, не рассыпал бы соль в помещении, где находилась невеста, а тем более в комнате, отведенной для уединения молодых. Навести сглаз, порчу, по народным поверьям, можно было, разбросав по углам комнаты гнилые фрукты; посыпав на одежду высушенную и размельченную тушку ящерицы какого-то особого вида; попробовав пищу со всех блюд, подаваемых гостям, не произнеся "бисмиллах"; отрывая от своей одежды пуговицы и закладывая их себе же в обувь, под ступню, и др.

Местные, специфические особенности наблюдались и в обрядах детского цикла, и в обрядах, связанных с беременностью женщины. Например, считалось, что если новорожденного мальчика обмыть, обтереть молоком ослицы, то он в зрелом возрасте обретет необыкновенную мужскую потенцию; если то же самое проделать с девочкой, она вырастает красавицей. К часто плачущему мальчику на короткое время в колыбель подкладывали девочку, а плаксивую девочку обсыпали лепестками цветка дъегьин, цветущего в расщелинах скал до наступления холодов. Для того чтобы ребенок родился без физических изъянов, женщина как можно дольше смотрела на отражение безоблачного неба в воде. Приходя к односельчанке или родственнице с поздравлениями по поводу рождения девочки, женщины втыкали в притолоку комнаты, где находился ребенок, иголку. Через девять месяцев бабушка ребенка, его тетя или старшая сестра, собирали все эти иглы и втыкали их в лошадиный навоз в виде катыша, который затем закапывался в землю как можно дальше от селения. Верили, что после подобных операций девочка на всю жизнь будет гарантирована от воздействия злонамеренных духов и чар.

Если ребенок впервые становился на ноги на глазах отца, тот легким шлепком опрокидывал малыша на пол. Если при этом ребенок самостоятельно вставал, родители организовывали раздачу в селении лепешек. В противном случае отец и мать ребенка на некоторое время отдавали его в другую семью (родственников, соседей, друзей). Через три-пять дней малыша приносили домой и ждали, когда он сам поднимется, и все начиналось сначала до тех пор, пока ребенок не вставал на ноги повторно.

В современной семье, строящейся на равноправии супругов, роль мужчины как главы семьи, по традиции, остается прежней. Сохраняется также традиция почитания старшего.

Традиционные поселения бежтинцев - это селения, характеризующиеся скученной многодворной застройкой, с квартальным делением (Материальная культура аварцев, 1967. С. 112-130). Непременные атрибуты поселения - место схода, мечеть, кладбище. Исторически селения росли из небольших поселений раннего средневековья. У каждого из бежтинских селений имелись свои хутора. На них содержался скот, вокруг хуторов были разбросаны сенокосы и пахотные участки. В общественно-политическом плане селения бежтинцев - это сельско-общинные поселения раннефеодального типа, присущие союзам сельских общин. Со стабилизацией политической обстановки новые строения селений возникают на более открытых, ровных участках, окружающих селение, нередко захватывая стародавние угодья джамаата.

Жилища бежтинцев - каменные, двух и более этажные (хлев-жилье, хлев—сеновал-жилье, хлев-жилье-жилье и другие варианты). Обилие в округе строительного леса предопределило значительное место в строительных конструкциях деревянных панелей, брусков, плетенок и пр. Крыши строений нередко покрывались колотыми дощечками (дранками) наподобие черепицы. Традиционный лоджийный тип строения постепенно сменился более просторным вариантом дома с верандой. Крыши сейчас, как правило, крыты шифером или жестью. Жилища нового типа по форме разнообразны. Тем не менее в каждом случае связь с традиционной строительной культурой так или иначе прослеживается. Изменилось и внутреннее убранство жилища. В традиционном жилище мебель почти отсутствовала, домашняя жизнь семьи проходила либо у очага (открытого, с XIX в. типа пристенного камина), либо на лоджии. Отдельные комнаты предназначались главным образом для хранения домашней утвари, продуктов и др. Интерьер современного жилища мало чем отличается от городского (современные мебель и посуда, теле- и радиоаппаратура, газовая печь на привозном газе, книги и пр.).

Особенности народной одежды бежтинцев были обусловлены хозяйственной жизнью и общественным бытом, культурными и экономическими контактами с другими горцами, географическими и климатическими условиями, а также вековечными традициями. Мужской костюм состоял из штанов на вздержке, туникообразной рубахи, бешмета, черкески, овчинных шуб, бурки и полусферической овчинной папахи. Самой распространенной обувью были вязаные шерстяные сапоги. Кроме того, мужчины имели и войлочную, и деревянную обувь. До XX в. на поясе носили кинжал. Голову мужчины брили, оставляли усы и бороду. Женская одежда состояла из платья-рубахи, платья других видов (типа бешмета, отрезные), узких длинных штанов, матерчатого пояса-повязки, накосника-чепца чухту, платков, шалей. Женщины имели тот же набор обуви, что и мужчины, за исключением кожаных сапог. Бежтинки носили серебряные украшения: серьги, кольца, браслеты, кулоны и пр. Современная одежда бежтинцев - это преимущественно одежда горожанина-дагестанца, россиянина. Представители старшего и среднего поколения часто носят папахи, нередко - брюки-галифе и кожаные сапоги с каблуками. Чухту и туникообразную рубаху с матерчатым поясом женщины носят редко, однако ярко проявляется приверженность к негромоздким традиционным серебряным украшениям.

Традиционная пища бежтинцев — мучная и мясо-молочная. Главные пищевые продукты - мука, жир, толокно, крупы, мясо, курдюк, молоко, масло, сыр. Основные традиционные блюда: хинкал нескольких разновидностей (с мясом, чесночной подливой, с сыром и др.), лепешки, пресный и кислый хлеб, тесто из толокна, каши, похлебки молочные и мясные, вареное мясо, сыр, пироги типа чуду (с мясом, зеленью, творогом и др.).

Современная пища бежтинцев характеризуется тем, что в рационе питания сохраняют свое значение традиционные блюда в сочетании с заимствованными у других народов Дагестана, Кавказа, России: соусы, сложные супы, котлеты, голубцы, плов и т.д.

Традиционные виды транспорта (вьючно-поклажные перевозки и верховое передвижение на лошадях, реже - на ослах, переноска груза на плечах, спине, волочение - сани-волокуши и ременно-канатное волочение) в быту сохранились, но занимают незначительное место. Транспортные дороги проложены к каждому из селений, в хозяйстве широко применяются грузовые и легковые автомобили, мотоциклы, тракторы и др.

Религиозные праздники, в последние 70 лет отмечавшиеся в народе тайно или не отмечавшиеся вообще, получают "вторую жизнь" и распространяются повсеместно. Это день окончания мусульманского поста (Ураза-байрам), день поминовения покойных (Курбан-байрам), день рождения Пророка и др. Как и в былые времена, в эти дни в семьях накрывают праздничные столы; устраиваются коллективные моления, совершаются жертвенные раздачи продуктов и кушаний; люди всех возрастов с подарками и поздравлениями посещают друг друга. Широко отмечались раньше, в меньшей степени - в наши дни такие календарные праздники, как день первой борозды, дни встречи зимы, а также дни начала важнейших хозяйственных работ: вывоза навоза на поля, стрижки овец, доения овец, отгона скота на высокогорные местные или зимние закавказские пастбища, возвращение скота и др. В дни календарных праздников устраивались праздничные обеды, люди надевали лучшие одежды. Молодежь при этом нередко устраивала шествия ряженых, ходивших от двора к двору с поздравительными стихами-куплетами и др. Для народного быта характерны были увеселительные собрания (типа рудиментарно носящих следы "мужских союзов", "женских союзов" либо сборища типа посиделок). Все они проводились по половозрастному признаку.

Народный фольклор — пословицы, поговорки, песни, баллады, сказки, плачи-причитания и другие сохранились и передаются на аварском и бежтинском языках. На протяжении столетий народ разработал местный сельскохозяйственный календарь и систему отсчета времени. При лечении болезней и заболеваний местные лекари пользовались рациональными приемами и методами, почерпнутыми из многовековой народной практики.

В среде бежтинцев, поздно принявших ислам, пережиточно бытовали домонотеистические представления. До новейшего времени сохранились элементы поклонения небу, земле, солнцу, луне, звездам, вершинам, водоемам и т.д. Бытовали поверья, связанные с чертями, джинами, вера в покровителя семьи ЦIини, в злых духов и демонов Кьав, Рохо, Кьаро и др.

Подавляющее большинство бежтинцев - верующие, они исповедуют ислам суннитского толка. Хотя этническая территория бежтинцев находилась в непосредственном соседстве с Грузией и представляла собой поле широкой деятельности для христианских миссионеров, христианство здесь заметного следа не оставило, как это было, к примеру, в центральной части Аварии. Тем не менее элементы поклонения кресту в религиозных представлениях бежтинцев вплоть до принятия мусульманства сохранялись, хотя в своей основе они носили характер язычества. Сведений о распространении тут мусульманства непосредственно арабами не сохранилось. В исторической литературе имеется сообщение о пребывании в 50-е годы VII в. в верховьях р. Самур полководца Хабиба ибн-Маслама, заключившего мирный договор с "дуданитами". Ко времени арабского географа и историка аль-Масуди (X в.) бежтинцы ни от кого зависимы не были и считались язычниками. Даже авторы первой половины XVIII в. (Вахушти, Гербер) говорят о них как о язычниках.

В бежтинскую среду ислам стал проникать в начале XVII в. под давлением Хунзаха и Гидатля. Это был результат деятельности мусульманских проповедников, не затронувших, вместе с тем, глубин традиционных местных представлений. Окончательное утверждение в данном регионе ислама можно отнести ко второй половине XVIII в. С этого времени бежтинцы-капучинцы становятся ревностными проводниками новой религии среди цезских народов Дагестана.

В селениях Бежта и Тлядал были построены мечети. В мектебах и медресе, открытых при этих мечетях, обучались дети со всех концов Северо-Западного Дагестана. Мусульманство сыграло прогрессивную роль в культурной жизни и культурном развитии общества. Арабские язык и письменность дали народу возможность познакомиться с восточной философией, с мировыми достижениями астрономии, математики, географии и др. Со временем здесь появились свои богословы, ученые-арабисгы, знатоки Корана и мусульманского права. Созданная на основе арабской графики аджамская письменность позволила бежтинцам писать и читать на своем родном и на аварском языках.

Значительная часть современных бежтинцев проживает в городах республики. По состоянию на 1990 г., около 200 семей обосновались в Махачкале, около 50 - в Буйнакске, более 250 - в Хасавюрте, 35 - в Кизилюрте, около 350 человек осело на равнине.

Значительно улучшились условия общения бежтинцев с другими регионами республики, Российской Федерации в целом, с народами Закавказья. В 1990-е годы на шоссейной дороге из столицы республики до сел. Бежта был благоустроен участок дороги Анцух-Бежта протяженностью более 30 км. Завершено строительство дороги Шаури—Агвали, сокращающей и упрощающей связи бежтинцев с районами внутреннего Дагестана.

Большие успехи достигнуты в культуре и просвещении. На 1988 г. лишь 2,7% населения не умели ни писать, ни читать по-русски или по-аварски (т.е. не усвоили русский и национальный языки на базе русского алфавита). Однако почти 70% из них умели писать и читать на аджаме. 4,8% населения писали только по-аварски (на базе русской графики). 7,8% бежтинцев в указанный период имели начальное образование, 26,4 - неполное среднее, 28,7 - среднее, 20,3 - среднее специальное и 9,3% - высшее.

Народ гордится своими земляками, внесшими заметный вклад в науку и культуру, а также теми, кто прославился спортивными и другими достижениями. Это ученый-арабист и общественный деятель Кебед-Магомед, доктор филологических наук Мажид Халилов, кандидат педагогических наук Шамиль Вакилов, кандидат экономических наук Тажудин Гаджиев, кандидат медицинских наук Магомедсаид Исмаилов, бывший председатель колхоза с 20-летним стажем Магомед Шейхмагомедов, глава администрации Бежтинского участка Султан Абдулмеджидов, заслуженные работники культуры Дагестана Зухра и Халисат Гамидовы, заслуженный тренер Российской Федерации, чемпион мира по самбо Расул Алигаджиев, четырехкратный чемпион мира, чемпион Европы по самбо Гусейн Хайбулаев, чемпион Европы по ушу саньда Руслан Матиев, призер чемпионатов мира по вольной борьбе Шамиль Нажбудинов и многие другие.

Фрагмент цитируется по изд.: Народы Дагестана. Отв. Ред.: С.А. Арутюнов, А.И. Османов, Г.А. Сергеева. М., 2002, с.231-241.

Этнос: