Кубанские казаки (переселение на Кубань)

Версия для печатиВерсия для печати

Прошение черноморских казаков к императрице Екатерине II совпало с государственными планами. Вновь отвоёванные Россией у Османской империи земли необходимо было как можно быстрее заселить русским населением и освоить новую территорию экономически.

Для этой цели правительство решило использовать черноморских и донских казаков.

Казачество имело уже многовековой успешный опыт жизни и военной службы на окраинах русских земель рядом с воинственными народами. Сочетая труд хлебопашца и военную службу, держа в одной руке плуг, а в другой оружие, казаки имели с XV в. бесценный опыт освоения приграничных территорий, которые постепенно входили в состав Российской империи. Так было на западных и южных границах Руси, в Сибири и на Дальнем Востоке, так стало и на Северном Кавказе. Донские казаки с 1739 г. уже несли здесь пограничную службу.

В июне 1792 г. командованию Русской армии в Северном Причерноморье последовало из Петербурга распоряжение: подготовить Черноморскую флотилию к передислокации с Дуная на Таманский полуостров. Началась починка и оснастка казачьих лодок для морского плавания. Позднее последовал новый приказ председателю Черноморского адмиралтейского правления вице-адмиралу Н. С. Мордовину: немедленно отправить казачью флотилию на Тамань.

15 августа 1792 г. казачья флотилия под командованием войскового полковника С. Л. Белого, состоящая из одной яхты, 50 лодок и 11 транспортных судов, вышла из Очаковского лимана в Чёрное море. На лодки были погружены пешие казаки и войсковая артиллерия. Следуя осторожно вдоль берегов Крыма, казаки через десять дней благополучно высадились на берег Тамани.

На месте высадки первых черноморцев 25 августа 1792 г. по проекту кубанского художника П. С. Косолапа 5 октября 1911 г. в станице Таманской был установлен памятник. Скульптура казака-черноморца работы А. И. Адамсона и сегодня напоминает об этом важном событии кубанской истории.

Вскоре к отряду С. Л. Белого присоединились 600 пеших казаков под командой войскового полковника К. Кордовского. Всего на Тамани осенью 1792 г. начали охрану русских рубежей 3847 казаков. В инструкции атамана 3. А. Чепеги С. Л. Белому говорилось: «внушать казакам военную осторожность, чтобы они всегда были вооружены. Встретив в закубанских жителях мирных соседей, вступать с ними в отношения осторожно и заводить торговлю. Покупать у них хлеб и другие необходимые продукты, а взамен снабжать горцев солью, добываемой из войсковых соляных озёр». Строго наказывалось казакам «иметь с ними ласковое обращение» и соблюдать все необходимые карантинные правила.

2 сентября 1792 г. из Слободзеи на Кубань отправился и сам кошевой атаман 3. А. Чепега с 2063 казаками. В обозе отряда находились войсковая канцелярия, казна, архив, походная церковь и другое войсковое и казачье имущество. 23 октября черноморцы, перейдя реку Ея, благополучно достигли своей новой войсковой земли. В районе бывшего Ейского укрепления - Ханского городка - казаки остановились на зиму. Продовольствие они получали со склада крепости Святого Димитрия Ростовского (ныне город Ростов-на-Дону).

Третья большая группа черноморцев, численностью около 5000 человек, отправилась на Кубань из Слободзеи 26 апреля 1793 г. под командой войскового судьи А. А. Головатого. В неё входили один конный и один пеший казачьи полки, семьи казаков и все, кто пожелал переселиться на новые земли вместе с казаками. В обозе везли казачье имущество, необходимое для обустройства на пустынных кубанских землях. Они прибыли по суше на Кубань в первых числах июня. Так завершилось основное переселение черноморцев на новые земли. Хотя небольшие группы людей, в том числе и беглых крестьян, ещё несколько лет продолжали прибывать в Черноморию, где они записывались в войско казаками.

В мае 1793 г. кошевой атаман 3. А. Чепега отправился с казаками к Усть-Лабинскому редуту, где 19 мая черноморцы приняли у регулярной армии охрану границы Российской империи от устья реки Лабы до Тамани. Спускаясь вниз по течению реки Кубани, казаки устанавливали пограничные посты, пикеты, кордоны, батареи - небольшие крепости и сторожевые пункты, где из года в год несли круглосуточную службу. Все пограничные пункты получили название «Черноморская кордонная линия» - основное место службы черноморских казаков до 1860 г.

В начале июня 1793 г. черноморцы выбрали в Карасунском куте место для войскового града и назвали его в честь императрицы Екатерины II - Екатеринодаром. Здесь расположились центральные органы управления Черноморским казачьим войском и всеми его землями. По данным историка-краеведа В. А. Соловьёва, впервые название Екатеринодар упоминается в документах от 15 августа 1793 г. В этот день на Войсковой раде черноморцы решили: «...в достопамятное воспоминание Имени Жизнедательницы Екатерины Алексеевны воздвигнуть главный город Екатеринодар». Это имя город носил до 28 декабря 1920 г., когда стал именоваться Краснодаром.

По распоряжению кошевого атамана Черноморского войска 3. А. Чепеги 21 марта 1794 г. была проведена перепись всех прибывших в землю Войска Черноморского казаков и членов их семей по куреням. В посемейных списках значатся имена 18 171 человека, из них 12 645 мужского и 5526 - женского пола. Именно они и начали осваивать пустынные кубанские земли, ставшие сегодня «жемчужиной России». Среди переселившихся на Кубань черноморцев менее половины казаков были из числа бывших запорожцев - всего 8485 человек: 5503 мужского и 2982 женского пола. Это подтверждает мнение Ф. А. Щербины, что в Черноморское войско «записывалось много лиц, не имевших никакой связи с Запорожской Сечью».

«Тамань с окрестностями» получила название «Земля Войска Черноморского», хотя часто употреблялось и название Черномория. Её площадь составляла около 30 000 квадратных вёрст. На такую большую территорию населения было чрезвычайно мало. В 1795 г. на квадратную версту приходилось менее одного жителя. К тому же на пустынных кубанских землях черноморцы столкнулись с непривычным для них болезненным климатом.

Многие казаки даже стали роптать и говорить о возвращении обратно в Слободзею. И только непререкаемый авторитет среди черноморцев кошевого атамана 3. А. Чепеги, призывавшего казаков сдержать слово, данное императрице Екатерине II, и сохранить с таким трудом созданное войско, остановило их от бегства с Кубани в старые, обжитые земли между Бугом и Днестром, у края Российской империи.

Одновременно с переселением Черноморского войска восточная часть правобережной Кубани заселялась казаками Донского казачьего войска. Донцы уже давно, с 1739 г., несли военную службу на Северном Кавказе, на Моздокской линии. В 1777 г. на эту линию были переселены «волгские» (волжские) казаки, а в 1779 г. и Хопёрский казачий полк. В 1783 г. возникает Кавказская кордонная линия, где служили и донцы, приезжая сюда на полгода из донских казачьих станиц.

По предложению командующего Кавказской линией генерала И. В. Гудовича 28 февраля 1792 г. из Петербурга последовал приказ донским казакам: оставить на постоянное жительство на Кубани шесть полков, нёсших в это время здесь пограничную службу (около 3000 семей). Однако казаки проявили непослушание и самовольно отправились с Линии в свои родные станицы. Донцы настаивали: нужно решить по старинному казачьему обычаю - путём жребия, какие полки переселять в пустынные предгорья Кавказа. В результате только в 1794 г. по указу императрицы Екатерины II лишь 1000 семей донских казаков (4700 человек обоего пола) основали и заселили в верховьях реки Кубани шесть станиц при крепостях и редутах Русской регулярной армии: Воровсколесская, Григориполисская, Кавказская, Прочноокопская, Темнолесская и Усть-Лабинская. Все станицы располагались вдоль одной укреплённой линии границы Российской империи, протяжённостью в 355 вёрст, которую стали называть Старая, или Кубанская линия, а казаков, служивших здесь, - линейцами. Каждая семья получила от казны «на обзаведение» по 20 рублей и житную муку. Донские казаки этих первых шести станиц составили Кубанский казачий полк. Для линейных казаков, как и для черноморских, главной задачей оставалось «бдение и стража пограничная от народов закубанских».

В административном устройстве линейных казаков закрепился полковой принцип. Вновь населявшиеся станицы со своей земельной территорией составляли новый казачий полк. В 1802 г. на Старой (Кубанской) линии казаками бывшего Екатеринославского войска (3300 человек) были основаны станицы Ладовская (Ладожская), Тифлисская, Казанская, Темижбекская, а в 1804 г. - Воронежская (378 человек). Казаки этих станиц составили новый Кавказский полк. В 1825 г. на Кубанскую линию началось переселение казаков Хопёрского и Волгского полков, основавших здесь новые линейные казачьи станицы Хопёрского полка: Баталпашинская, Беломечетская, Невинномыс- ская, Барсуковская, Бекешевская, Карантинная и другие. В казачьи станицы обращались и крестьянские селения, располагавшиеся между станицами Хопёрского полка. К 1840 г. на Старой линии было уже 36 станиц. Казаки Кавказской линии стали надёжным оплотом государственной власти на южной границе России против подвластных Османской империи закубанских народов. К середине XIX в. на Кубанской линии проживало около 122 000 казаков и казачек.

До 1832 г. все казачьи полки подчинялись командующему Кавказской линией, на которой служили и полки регулярной Русской армии. В 1832 г. все девять казачьих полков, служивших на Кавказской линии, в том числе и на реке Кубани, были выделены в самостоятельное Кавказское линейное казачье войско с центром в городе Ставрополе. Наказными атаманами этого войска императорами назначались боевые армейские генералы: П. С. Верзилин (1832-1837 гг.), С. С. Николаев (1837-1848 гг.), Ф. А. Круковский (1848-1852 гг.), князь Г. Р. Эристов (1852-1855 гг.) и Н. А. Рудзевич (1855-1860 гг.).

Цитируется по изд.: История Кубани: учеб. пособие под общ. ред. проф. В.В. Касьянова. – Краснодар, 2015, с. 88-92.

Этнос: