Дюран-Форэ Ж. де. Ацтеки-мешика

Версия для печатиВерсия для печати

Еще теснее, чем в предыдущем случае, связана с ритуалами миграция ацтеков-мешика: история мешитинов — это не история некоего путешествия, предпринятого рядом персон, проходящих по известным местам, а повествование о постепенном преобразовании незначительного племени в господ, способных управлять миром. Как бы там ни было, согласно древнейшим полуисторическим-полулегендарным рассказам, ацтеки последними прибыли в долину Мехико около 1250 года, ведомые четырьмя теомамаками, или Жрецами, которые несли тлакуимилолли, «священные свитки», в частности содержащие изображение их бога-покровителя Уицилопочтли, «колибри левой стороны», культ которого они отправляли в святилищах, возведенных на пути своего следования. По велению своего бога они приняли имя мешика, а ацтеками называют в научных трудах XVIII и XIX веков население долины Мехико на момент Испанского завоевания. Хотя до сих пор нет единого мнения по поводу мест, в которых останавливались мешика, источники приводят список знаменательных событий и чудесных знамений, совершенных их богом. Некоторые манускрипты представляют их чичимеками, «варварами», которые жили в пещерах, охотились с помощью лука и стрел, одевались в шкуры животных, чередовали попеременно кочевой и оседлый образ жизни, обосновываясь в Центральной Мексике и приобщаясь к культуре, не утрачивая, однако, своих военных качеств. В «Кодексе Обена», среди прочих, они изображены занимающимися сельскохозяйственной и культурной деятельностью — выращивающими маис, строящими храмы, изучающими старый мезоамериканский календарь. Это противоречие отражает двойственную концепцию, составлявшую происхождение мешика: они одновременно являются потомками диких чичимеков и цивилизованных тольтеков. Именно с целью подчеркнуть связи мешика с тольтеками Ицкоатль, четвертый правитель, приказал сжечь старинные документы и переписать историю королевской династии ацтеков.

Мешика находились в Коатепеке и Сакатепеке во время падения Тулы, которому они, несомненно, содействовали, поселившись неподалеку. В 1247 году, во время Третьего Нового Огня, или Соединения лет, — церемонии, отмечающей конец каждого мешиканского века они живут в Текпайокане, около Тенаюки, затем в Акольнауаке, около Аскапоцалько. В конце концов, приблизительно в 1277 году они добираются до Чапультепека. Обнаружив, что все лучшие земли уже захвачены, они лет двадцать — сорок живут в этом не слишком приветливом окружении. Их принимают здесь довольно враждебно. Первая угроза поступает со стороны отдаленного родственника Копиля, ведущего свое происхождение от Малинальшочитли, сестры Уицилопочтли, живущего в Малиналько, натравливающего самые старые сеньории на новичков. В последовавшем затем сражении мешика изгнаны из Чапультепека, а Копиль убит. Согласно легенде его сердце было вырвано и брошено в воду, чтобы всплыть там, где позднее будет основан Теночтитлан.

Вернувшись в Чапультепек, мешика подвергаются новой угрозе со стороны коалиции, возглавляемой тепанеками Аскапоцалько и объединившей Кулуакан, Шалтокан и другие города, раздраженной похищением женщин и человеческими жертвоприношениями мешика, а также, очевидно, желающей взять под контроль источники воды, которых с избытком хватает в Чапультепеке. Мешика сражаются, многие попали в плен или убиты; их вождь Уеуе Уицилиуитль доставлен в Кулуакан и принесен в жертву в «1 Кролик» 1298 года, как следует из записей хроникера-чалька Чимальпаина. На следующий год, «2 Тростник» 1299 года, проходит Пятое Соединение лет. В обмен на свою свободу мешика Должны участвовать в войне между Кулуаканом и Шочимилько, закончившейся победой Кулуакана, правитель которого Кошкоштли позволяет им поселиться в Тисаапане с тайной надеждой, что они будут пожраны в изобилии водящимися в тех местах змеями. Согласно Тесосомоку, происходит прямо противоположное. В своей «Хронике Мешикайотль» он рассказывает, как мешика, прожив в Тисаапане более 25 лет, спровоцировали другую войну в «13 Тростник» 1323 года. По совету Уицилопочтли они попросили Ачитометля, наследника Кошкоштли, отдать им свою дочь, чтобы она стала «королевой»; на самом деле они принесли ее в жертву, содрали кожу и пригласили Ачитометля приехать воздать почести их божеству. Увидев останки своей дочери на теле жреца, правитель впал в ярость; он созвал своих подданных, чтобы наказать мешика. Они вновь были изгнаны в болотистые, поросшие тростником земли, как пишет «Кодекс Аскатитлан». В этом эпизоде просматривается ярко выраженное желание перейти на оседлый образ жизни, стать сельскохозяйственным народом посредством «брака» с женщиной, олицетворяющей богиню-мать Землю.

В то время как мешика оказались среди рогоза и тростника, у одного из жрецов Уицилопочтли было видение: ему явился бог-покровитель и поведал, что сердце Копиля было выброшено на соседний остров и что это место можно будет узнать по большому кактусу нопалю с сидящим на нем орлом. Именно там племя мешика должно основать свой собственный город. И когда ацтеки-мешика пришли на следующий день на это место и увидели орла, сидящего на большом кактусе, они тут же построили тростниковую хижину-святилище в честь своего племенного божества. Эта скромная постройка стала прообразом Темпло Майор, Большого Храма Теночтитлана, который впоследствии будет построен на том же самом месте. История Мехико является историей постепенного освоения пространства, враждебного и гостеприимного одновременно.

Дюран-Форэ Жаклин де. Ацтеки / Жаклин де Дюран-Форе. – М., Вече, 2013, с 33-39.