Арабы Аравийского полуострова и за его пределами

Версия для печатиВерсия для печати

Ещё до нашей эры отдельные группы арабов выселялись за пределы Аравийского полуострова. На границе Палестины и Сирийской пустыни (в Заиордании) к концу V в. сложилось арабское царство Гассанидов, находившееся в вассальной зависимости от Византии. Много арабов переселилось в Палестину и Сирию, частично осев здесь на землю; там ещё при византийском владычестве арабский этнический элемент был значителен.

На границе Месопотамии и Сирийской пустыни к IV в. сложилось арабское царство во главе с племенем лахм и династией Лахмидов, просуществовавшее в качестве вассала сасанидского Ирана до начала VII в. Вопрос об общественном строе этого царства (так же, как и царства Гассанидов) до сих пор не выяснен. Иранское правительство, боясь роста военной мощи Лахмидского царства, уничтожило его в 602 г. Но в результате западная граница Ирана оказалась открытой, и в Месопотамию стали вторгаться аравийские бедуины.

В самой Месопотамии арабские переселенцы появились также ещё до нашей эры. Были они и в Египте: уже в I в. до н. э. город Копт в Верхнем Египте был наполовину заселен арабами. Наличие арабского этнического элемента в Египте, Палестине, Сирии и Месопотамии задолго до VII в. облегчило арабизацию этих стран после завоевания их арабами.

В VI — начале VII века племена Северной Аравии говорили на разных наречиях северо-арабского языка. В Йемене, Хадрамауте и Махре говорили на южно-арабском языке.

Оба родственных арабских языка принадлежали к системе семитских языков. Древнейшие надписи на южно-арабском языке, на особом (так называемом сабейском) алфавите, восходят к 800 г. до н. э. С тех пор письменность на южно-арабском языке непрерывно развивалась вплоть до VI в. н. э. Но поскольку Йемен с середины VI века. переживал упадок, а Мекка интенсивно развивалась, литературный арабский язык средневековья позднее сложился на основе северо-арабского, а не южно-арабского языка.

Северные арабы, выселившиеся за пределы Аравийского полуострова, долго пользовались в качестве письменного языка одним из семитских языков — арамейским, родственным арабскому. Наиболее ранняя известная северо-арабская надпись на арабском алфавите датирована 328 г. н. э. (надпись в Немаре в горах Хауран в Сирии). Сохранились ещё и немногочисленные северо-арабские надписи V—VI вв. н. э. На северо-арабском языке существовала богатая поэзия. Она была устной, и лишь позднее (в VIII—IX вв.) её произведения были записаны и отредактированы.

Устная поэзия распространялась рапсодами — сказителями, заучивавшими поэмы наизусть. Среди северо-арабских поэтов VI—VII вв., авторов так называемых муаллак («нанизанных стихотворений», т. е. поэм), крупнейшими признаются Имру-л-Кайс, считавшийся создателем правил арабской метрики; Антара—бывший раб; Набига — судья поэтических состязаний на ярмарках и др. В своих стихах они воспевали мужество, верность, дружбу и любовь.

Религия арабов. Доисламская арабская религия выражалась в культе природы, в частности, в почитании общих астральных (звёздных) богов и богов отдельных племён, в культе скал и источников. В Мекке, как и в остальной Аравии, особенно чтились женские астральные божества, именуемые Лат, Узза и Манат. Почитались грубо сделанные изображения божеств (им приносили в жертву скот) и святилища, особенно храм Кааба в Мекке, бывший своего рода пантеоном богов, почитавшихся у различных племён. Существовало и представление о верховном божестве, которого называли аллахом (арабское ал-илах, сирийское алаха — «бог»).

Разложение первобытно-общинного строя и процесс классообразования привели к упадку старой религиозной идеологии. Торговые сношения арабов с соседними странами способствовали проникновению в Аравию христианства (из Сирии и Эфиопии, где христианство утвердилось уже в IV в.) и иудейства. Раньше всего христианство было принято гассанидскими арабами. В VI в. в Аравии сложилось учение ханифов, признававших единого бога и заимствовавших у христианства и иудейства некоторые верования, общие для этих двух религий

Всемирная история. Том III. М., 1957, с. 105-106.

Этнос: