Князева О.А. Тульские немцы в XX столетии: события и судьбы

Версия для печатиВерсия для печати

Долгое время расселение немцев по территории Тульского края было дисперсным. Лишь в 1910 в Алексинском уезде Тульской губернии образовалась немецкая колония, состоявшая из 40 семейств. Затем началось пополнение за счёт выходцев со всей России, Украины, Поволжья, Волыни и даже Галиции. Немцы купили зе́мли у помещика Патрикеева. Хозяйства Алексинской общины представляли собой хутора, разбросанные друг от друга на 250 метров. Несмотря на то что переселенцы лишних средств не имели, потратив всё на покупку земли, их хозяйства выглядели лучше местных крестьянских хозяйств [160].
Подлинные испытания для тульской немецкой общины, как и для большинства российских немцев, начались в связи с началом I мировой войны. В 1915 Государственная дума приняла так называемые «Ликвидационные законы», согласно которым земельные владения российских немцев должны были быть национализированы [161]. Была инспирирована волна антинемецких выступлений. Психологическое давление и проявление национальной нетерпимости заставляли многих немцев, в том числе занимающих высокое общественное положение, менять свои фамилии на русские. Увеличение количества прошений об изменении фамилий свидетельствовало о тревоге, которую в этот период испытывали и немцы, и другие малые народы Российской империи [162]. Консервативные и праворадикальные организации призывали провести кампанию по вытеснению политически неблагонадёжных групп населения из центральных областей империи.
В 1916 был образован Тульский комитет по борьбе с германским засильем в торговле и промышленности. В состав комитета входили видные тульские купцы, промышленники и оружейники, в том числе известный купец, благотворитель и меценат Фёдор Фёдорович Зафтлебен [163]. Отец Фёдора Фёдоровича, мещанин Фриц Карл Зафтлебен, приехал в Тулу из Дерпта [164]. Женой Фёдора Фёдоровича была дочь владельца самоварной фабрики. Ф.Ф. Зафтлебен стал преемником династии Баташёвых, председателем правления и директором-распорядителем «Товарищества паровой самоварной фабрики наследников В.С. Баташёва», директором Мари́инского детского приюта. В 1915 он подал прошение о даровании его семье фамилии Баташёвы. В виде монаршей милости прошение было исполнено спустя год [165].
Видные представители интеллигенции, учёные доказывали полезность иностранного влияния на развитие Тульского края. Так, Д.Д. Оболенский считал, что «Тула с давних пор обязана своим развитием иноземцам, успехами в оружейном мастерстве, а в настоящее время – поднятием каменноугольного и рудничного дела» [166]. О том, что национальная вражда насаждалась искусственно, свидетельствует и такая цитата: «Я присмотрелся к отношениям простого народа к иностранцам у нас в Тульской губернии и не встречал никакой ненависти» [167].
Антинемецкие кампании, переворот 1917 года, события гражданской войны повлекли за собой массовый отъезд некоторых семей в Германию в 1918-1920. Среди прочих уехали Ридигеры, Шеленберги, Адерманн-Белявские и.т.д.
Принятие советским правительством 2 ноября 1917 «Декларации прав народов России» провозглашало право народов на самоопределение вплоть до отделения от России и образования самостоятельного государства. По всей стране началось образование немецких национальных районов и советов с целью обеспечения прав немецкой национальности. Районы создавались в местах компактного проживания немецкого населения. К концу 1920-х в СССР насчитывалось 250 национальных районов [168]. В 1918 на территории Тульской области был образован Немецкий национальный совет («подрайон»), который возглавлял Гот Фридрихович Кроль. В Алексинском районе существовали немецкие деревни, в которых к 1928 насчитывалось 98 хозяйств с 669 членами семей. Перепись населения 1926 дает сведения о немецких поселках в Алексинском районе: Аннютинка (проживало 89 немцев), Битюги (138), Ботнинский-Растоня (54), Кудашевский(36), Патрикеевский (302), Савинский (50) [169]. Позднее из них были образованы колхозы Rot Front (Рот фронт), Rote Fahne (Ро́те фа́нэ). Эти хозяйства в основном жили зажиточней соседей: имели в личном хозяйстве сельхозмашины, сеялки, молотилки, сенокосилки, владели неплохим инвентарём, содержали породистые коровьи стада, располагали лучшими возможностями удобрять поля и получать высокие урожаи. В Патрикеевском посёлке действовала единственная губернии национальная немецкая школа.
Немцы были рачительными и крепкими хозяевами, их хозяйства в основном были образцовыми, но политика раскулачивания привела к массовым ссылкам в северные области и упадку хозяйств.
В начале 1930-х в связи с изменениями в концепции национальной политики советского руководства и провозглашением «борьбы с немецким национализмом» было запрещено преподавание на немецком языке [170]. В 1938 Алексинский национальный район был ликвидирован, как и большинство немецких районов в СССР. Многие немецкие руководящие работники и представители интеллигенции подверглись преследованию на основании беспочвенных обвинений в связи с германским фашизмом. По этому обвинению только в 1938 в Тульской области был осуждён 171 человек, из них 46 расстреляно [171]. Началась Вторая мировая война. Гитлеровское правительство рассчитывало на то, что удастся превратить немецкое национальное меньшинство в пятую колонну. Этот расчёт провалился. С начала войны немцы СССР, как и все советские люди, встали в ряды защитников родины, но доказать свой патриотизм на полях сражений они не успели. Сталинское правительство обвинило их в массовой измене родине [172]. В связи с новой волной репрессий начался отзыв бойцов с фронта, их лишили всех заслуженных наград [173]. Согласно Постановлению ГКО СССР № 698 от 21 сентября 1941 всё немецкое население Тульской области высылалось в Сибирь, на Урал и Казахстан [174], где всё мужское население высланных немцев в возрасте 16-55 лет и женщины 16-45 лет, бездетные и с детьми старше трёх лет, были мобилизованы в трудовые колонны НКВД.
После победы Красной Армии под Москвой встал вопрос о восстановлении народного хозяйства освобожденных районов. В ноябре 1942 трудовая колонна № 1900, дислоцированная на станции Атбасар и работавшая на строительстве железной дороги Акмолинск – Карталы, была переброшена в Подмосковный угольный бассейн и 17 ноября прибыла вместе с ещё двумя колоннами на станцию Узловая. Стране необходим был уголь, шахтёров не хватало. В июле 1943 колонна была переброшена на шахту №6 [175]. В течение 1942–1944 на территорию Тульской области прибывали эшелоны с немцами из других регионов страны, которые работали на шахтах Подмосковного угольного бассейна, кирпичных заводах, деревообрабатывающих комбинатах.
Не имея никаких гражданских прав и свобод, немцы оставались членами партии и продолжали платить членские взносы. Условия содержания трудоармейцев были крайне неудовлетворительными. Произведённый в 1943 осмотр установил, что мобилизованные ходят в рваной и грязной одежде. Имела место повышенная заболеваемость как следствие скученности и отсутствия необходимых бытовых условий. Полагающееся довольство полностью не выдавалось. Особо плохо обстояли дела с рабочими, мобилизованными на предприятия Тульского комбината. Рабочие не имели постельного белья, большая часть спала на голых нарах. На шахте № 25 треста «Мосшахтстрой» в Тульской области немцы жили в землянках, и часть из них из-за крайней скученности вынуждена была спать под нарами на сыром земляном полу [176]. В результате плохих бытовых условий и истощения из наличного состава 8000 немцев умерло около 700 человек [177]. По состоянию на 1 января 1944 на предприятиях и шахтах Тульской области было сосредоточено 9600 немцев [178].
Освещая немецкие судьбы в России, мы не можем пройти мимо участи бывших фашистов, захваченных в плен и оставленных для исполнения наказания в виде принудительных работ.
Начиная с отступления фашистской армии под Москвой в начале 1942, в Тульской области стали появляться первые лагеря для немецких военнопленных. Лагеря военнопленных разбивались вблизи лагерей трудоармейцев, в основном, в угледобывающих районах; кроме угледобычи, военнопленные занимались строительством. Они построили кинотеатр «Центральный», жилой район возле современного НПО «Тулачермет»; их силами возведён квартал в районе ул. Шевченко и Циолковского, бани, дома в посёлке Хомяково [179]. Эти здания – немецкие по качеству и стилю. Многие военнопленные умерли. Могилы находятся по всей Тульской области, в том числе на лютеранском участке Всехсвятского кладбища Тулы. После окончания войны военнопленные начали покидать СССР, прежде всего – нетрудоспособные.
Новость о победе вдохновила многих, давала надежду. Несмотря на это после окончания войны режим лишь ужесточился. Согласно положению о спецпоселенцах 1945 года они были существенно ограничены в правах: не могли уехать со своего места проживания, уйти с работы, были обязаны отмечаться в комендатуре, не могли учиться в высших учебных заведениях и.т.д. [180]. Приказом наркома угольной промышленности № 305с от 23 июля 1945 немцам, работавшим на шахтах Московской, Тульской и Ленинградской областей, было отказано в воссоединении с семьями [181]. В 1948 указом Президиума Верховного Совета СССР было определено, что переселение немцев проведено навечно, без права возврата к прежним местам жительства [182]. К 1953 на территории Тульской области насчитывалось около 12 тысяч немцев. Естественно, что многие немцы старались скрыть своё происхождение. Некоторые женились на русских и детям давали фамилию матери. Так, известный туляк певец И. Тальков имел немецкие корни.
В декабре 1955 появился указ о снятии ограничений в правовом положении немцев и их семей [183]. Только в 1964 был принят Указ президиума Верховного совета СССР, который говорил, что все огульные обвинения, допущенные в адрес немцев, были необоснованными и их следует отменить [184]. В 1973 им были возвращены их награды. Благодаря изменению обстановки в стране и Европе полная реабилитация наступила только в конце 1980-х. Чувство общности помогала сохранить подписка на газету «Neues Leben». В рамках кампании по подписке, обсуждая проблемы немецкого движения, формировался актив немецкой общины. Согласно переписи населения СССР, проведённой в 1970, на территории Тульской области проживало 8873 немца. Причём ни один из опрошенных не указал, что владеет родным языком. 5170 человек считали родным языком русский [185]. Результаты переписи ярко свидетельствуют о процессах ассимиляции немцев Тульской области.
В конце 1970-х немецкая община Тульской области выступила с инициативой переселения немцев-меннонитов, приезжавших из так называемых «трудоизбыточных» районов Оренбуржья и Северного Казахстана в «трудонедостаточные» районы Тульской области. Инициатива была поддержана. По решению Правительства и Госплана СССР, Академии Наук СССР началась разработка и осуществление программы переселения. Материальное оснащение программы осуществлял трест «Центрметаллургремонт» (управляющий Иван Васильевич Чевакин), начал строиться посёлок Серебряные Ключи [186]. Таким образом, в начале 1980-х было создано первое компактное поселение немцев в Центральной части России после войны. В посёлке открылась немецкая национальная школа. Несмотря на хорошие условия для проживания, посёлок был отрезан от остальных населённых пунктов, не имел хорошей дороги. В посёлке не было работы, которая бы создавала условия для проявления инициативы или давала бы возможности для ведения собственного хозяйства. С началом 1990-х, вслед за ухудшением обстановки по всей стране, в посёлке резко ухудшилась социально-экономическая ситуация. Началась массовая эмиграция жителей в ФРГ.
Летом 1988 прошло организационное собрание немецкой общины. В 1991 была зарегистрирована Тульская немецкая община – первая общественная организация российских немцев Тульской области, существовавшая негласно около 40 лет. Затем появились немецкие организации в районах и в Туле.
По итогам последней переписи населения (2002), на территории Тульской области проживает около 5 тысяч немцев.
Вследствие Беловежских соглашений (1991) многие союзные республики вышли из состава СССР, который вскоре прекратил существование. В странах ближнего зарубежья: Казахстане, Киргизии, Узбекистане – положение немцев как «нетитулованных наций» ухудшалось. В связи с этим в середине – конце 1990-х годов в Тульскую область начали приезжать немцы из новоявленных стран СНГ.
Проживая в неблагоустроенных бараках шахтёрских посёлков Тульской области и испытав всю тяжесть репрессий, многие немцы приняли решение эмигрировать в Германию. С конца 1980-х территорию области покинуло около 3000 немцев. Эмиграция негативно сказывалась на деятельности немецких общественных организаций, уезжали её самые активные члены.
В конце 1990-х в связи с ухудшением социально-экономического положения в самой ФРГ, ужесточением правил въезда на территорию Германии и негативным восприятием российских немцев на бывшей родине их предков количество выезжающих уменьшилось.
Сегодня перед тульскими немцами, чьи судьбы тесно сплелись с историей края, как никогда ранее стоит угроза потери национальной идентичности и полной ассимиляции.

О.А. Князева.

Статья из книги Немцы Тульского края. Тула: Левша, 2007.

Этнос: