Багулалы (историко-этнографический очерк).

Версия для печатиВерсия для печати

Багулалы - один из небольших по численности народов Дагестана, входящий в аваро-андо-цезскую группу народов. Самоназвание багулал имеет несколько толкований: "богатыри", "время еды", "соски", "бедные люди", "едящие сырое мясо" и др. Все они относятся к разряду народной этимологии. Контактировавшие с багулалами соседние народы также называли их багулалами, более отдаленные народы Дагестана отождествляли с аварцами.

Багулалы расселены по северному склону Богосского хребта на правом берегу р. Андийское Койсу. Они компактно проживают в соседствующих селениях Хуштада, Тлондода, Кванада, Гимерсо (Цумадинский р-н), Тлибишо, Тлисси (Ахвахский р-н). В наши дни багулалы-переселенцы живут компактно и в сел. Чало (Кизилюртовский р-н). Дисперсно багулалы проживают в переселенческих селениях Кизлярского, Хасавюртовского, Кизилюртовского районов. До революции административно багулалы входили в Каратинское наибство Андийского округа.

Общее число багулалов к концу 60-х годов XIX в. составило 1989 человек, при 577 хозяйствах, в 20-е годы XX в. их стало 3054 человека (или 0,39% от всего населения Дагестана) (Комаров, 1873. С. 37; Всесоюзная перепись... 1928. С. 343). В наши дни численность багулалов, согласно данным нехозяйственных книг сельских администраций, составляет более 5 тыс. человек.

Соседи багулалов на севере - каратинцы, ахвахцы, на юго-востоке - тиндинцы (тиндалы), на западе - чамалалы, годоберинцы. Соседство этих народов наложило отпечаток на культуру единого багулальского народа, подразделяющегося на три группы, каждая из которых имеет специфические особенности языка, культуры, быта. Каратинскому и ахвахскому культурному влиянию подверглись багулалы, проживающие в селениях Тлисси, Тлибишо, каратинскому - в селениях Гимерсо, Кванада, тиндинскому - в селениях Хуштада, Тлондода.

Территория расселения багулалов изрезана ущельями, ручьями, вливающимися в р. Андийское Койсу. Южные склоны окружающих гор имеют обильный травостой. Климат - сравнительно холодный.

Очень богаты флора и фауна мест обитания багулалов. Имеются сосновые леса, вперемешку с березовыми деревьями, иногда встречаются бук, дуб, клен. Здесь в изобилии лекарственные травы (тимьян ползучий, чабрец, зверобой, клевер и др.). Большое богатство для багулалов - луга, на которых пасется скот в летнее время. Из животного мира в багулальских лесах можно встретить медведя, волка, лисицу, зайца, белку. В последнее время резко увеличилось поголовье кабанов.

Багулалы в своей основе - древние насельники занимаемой ими ныне территории. Они относятся к кавкасионскому антропологическому типу населения Дагестана. Говорят на багулальском языке андийской подгруппы аваро-андо-цезской группы нахско-дагестанской ветви северокавказской семьи языков.

В древности, объединившись в союз сельских обществ (или племенное объединение) они сыграли заметную роль в истории народов Западного Дагестана, хотя название "багулал" не встречается в источниках до XVIII в. Общество (объединение) "багулал", начиная с I тыс. до н.э. входило в состав федерации Дидури, а впоследствии - в политический союз Дидо. В него входило шесть сельских обществ: Хуштадинское, Кванадинское, Тлондодинское, Гимерсинское, Тлиссинское, Тлибишинское. Оно просуществовало вплоть до присоединения Дагестана к России в XIX в.

Багулалы, как и другие народы андийской языковой подгруппы, вошли в состав России в XIX в. Однако многие багулалы принимали активное участие в движении горцев под руководством Шамиля. Общество багулал обязывалось по первому зову Шамиля выставить в его армию против царских войск 300 человек (150 конных и 150 пеших) в полной боевой готовности. После завершения Кавказской войны и окончательного присоединения к России багулалы были включены в Каратинское наибство Андийского округа, а с 1900 г. - во владения помощника Каратино-Технуцальского участка того же округа.

Беднейшие слои радостно встретили весть об Октябрьской революции, хотя некоторые багулалы участвовали в гражданской войне на стороне противников советской власти. К 1938 г. завершается коллективизация, в каждом багулальском селении был создан колхоз овцеводческого направления. Многие колхозы из-за плохой организации и слабой оснащенности сельскохозяйственной техникой оказались нерентабельными, а доходы колхозников - небольшими. Значительные изменения в пользовании землей произошли в самое последнее время в связи с распределением земель между колхозниками и созданием фермерских хозяйств. К появлению таких хозяйств багулалы относятся сдержанно: из-за небольших размеров угодий они не могут обрабатывать землю имеющимися в их распоряжении сельскохозяйственными орудиями.

На сложение и функционирование хозяйства и культуры багулалов оказали влияние экологическая среда, хозяйственный и культурный ландшафт, социально-экономические условия. Здесь сложился скотоводческо-земледельческий тип хозяйства. Земледелие у них - древнейшее хозяйственное занятие, которое развивалось и совершенствовалось тысячелетиями от самых примитивных его форм до плужного, с развитыми агротехническими приемами.

Существовала частная собственность (мулък) на пахотные земли, сенокосы. На отдельные участки пахотных, покосных и лесных угодий существовала и тухумная собственность. Были также вакфы - примечетская собственность на различные виды земли. Общинной собственностью являлись пастбища и частично дальние сенокосы и лесные массивы.

Из зерновых сеяли ячмень (озимый, яровой), пшеницу (озимую, яровую), кукурузу (начиная с XIX в.), из бобовых - горох, фасоль, из огородных - лук, чеснок, тыкву, морковь, в начале XX в. и свеклу, капусту, огурцы, помидоры и разную зелень. Пахота и сев было делом мужчин, а все остальные работы в полеводстве осуществляли женщины.

Получило развитие садоводство - в горно-долинных участках по берегу р. Андийское Койсу. Возделывали виноград, персики, яблоки, груши, сливы, абрикосы и грецкие орехи. Сады находились в личной собственности.

Скот служил главным показателем состоятельности горца. Скотоводство - древнее занятие бугалалов. Его основные формы определялись составом и достатком угодий, наличием как крупного, так и мелкого рогатого скота. В 80-е годы XIX в. в шести багулальских селениях в частном владении находились 21 ООО овец, 2200 голов крупного рогатого скота, свыше 1100 лошадей, ослов, мулов. (ЦГА РД. Ф. 21). Основной формой овцеводства была отгонная. Перегон в зимнее время осуществлялся в Терско-Сулакскую низменность, а летом — в горы. Существовала также стационарная форма, преимущественно для крупного рогатого скота.

Богатством отличались традиции по содержанию скота и уходу за ним. Продукты животноводства являлись основной пищей и шли в обмен на хлеб и другие продукты и изделия, которые у багулалов не производились.

Получили развитие и некоторые виды промыслов. Сырьем для промыслов служили продукция животноводства (шерсть, шкуры, рога, кости), дерево, камень, имеющиеся в изобилии вокруг багулальских селений. Особое развитие получили ткачество, войлочное дело, сукноделие, вязание шерстяных носков и сапог, изготовление серебряных украшений (серег, перстней, нагрудных украшений), височных обручей для женского головного убора, блях для мужских поясов, ножен для кинжалов. Для внутреннего пользования женщины изготовляли подседельники, перемётные сумки, мешки. Мужчины готовили сельскохозяйственный инвентарь - рало, молотильные доски, лопаты, кирки, вилы, корыта, косы, ткацкие станки, прялки и др. Значение промыслов в наши дни повышается в связи с получившей в последнее время широкое распространение индивидуальной трудовой коммерческой деятельностью и т.д.

Экономическую ситуацию осложняло малоземелье, определившее формы поселений и соответственно наложившее отпечаток на характер заселения. Одним из факторов селостроения была экономия земли, пригодной для хозяйствования. На характер поселений влиял также фактор обороны. Почти все багулальские селения расположены на крутых склонах, в оврагах, труднодоступных участках, ровные места около селений оставлялись для запашки. Между селениями существовала визуальная связь, позволявшая в случае опасности быстро передавать весть о ней всем дружественным селениям. С этой целью на краю селений возводили сигнальные башни, где круглосуточно по очереди дежурили молодые люди из разных тухумов. В каждом тухумном квартале было по сторожевой башне, первоначально служившей и тухумным убежищем. Между всеми башнями существовали подземные ходы. Каждое селение имело общие ворота, закрывавшиеся на ночь. Учитывался также фактор водоснабжения. Поблизости поселения обычно протекала река, ручей или находился водный источник - родник. Селения имели также ориентацию на солнечную сторону. Значение этих факторов в разные времена менялось.

Традиционными типами поселений были село (гъан) и хутор, отселок (чила). Село с его постоянным коренным населением являлось самостоятельно управляющейся территориальной единицей — общиной. Высшим органом был сельский сход, решения которого подлежали безусловному исполнению всеми без исключения членами общины. Сход собирали на главной сельской площади по мере необходимости. На нем решали производственные и общественные проблемы, вопросы мира и войны, наделения общинников землей, порядка пастьбы скота и т.д. В селении также имелся орган судопроизводства, основной целью которого являлось примирение тяжущихся сторон. В селениях, как правило, были пятничные мечети, куда приходили по пятницам верующие и из поселений типа "чила", сельское кладбище, разделенное на отдельные участки для тухумов. К таким селениям у багулалов относились Хуштада, Кванада, Тлондода. К поселениям типа "чила", в которых не имелось органов управления, относились селения Гимерсо, Тлисси, Тлибишо и ряд поселений, развалины которых сохранились вокруг современных селений (Эсси, Эреси и др.).

Багулальские селения характеризовались скученностью, террасообразностью. В наши дни продолжается расширение традиционных поселений. Дома, как правило, строят на окраинах, на ровных местах, каждый дом имеет приусадебный участок и стоит отдельно от других. Здесь учитывается фактор удобства для житья и семейно-бытовых нужд. Старинные селения превратились в часть поселений, а кладбища, находившиеся на окраине, оказались в черте поселения.

Жилище багулалов делится на одно-, двух- и многоэтажное. Одноэтажное однокамерное жилище в прошлом было единственным для большой семьи. В нем посередине помещения устраивался открытый очаг, все места строго распределялись. Самое почетное место предназначалось главе семьи, его уступали лишь приходившему гостю. Двери и окна такого жилища были узкими и низкими, иногда световое отверстие оставляли в потолке, которое в непогоду закрывали плоским камнем. Маленькие размеры окон, дверей позволяли сохранить в помещении тепло. В связи с разрастанием семей и естественным приростом родственных коллективов увеличивается камерность путем возведения перегородок в большом помещении, а потом и этажность, когда нельзя возвести жилище рядом с домом родственника. Первый этаж двух- и многоэтажного хозяйственно-жилого комплекса предназначается для скота, на крыше устраивается сеновал. С проникновением изделий фабричного производства совершенствуются элементы жилища - окна, двери, балконы, веранды, лоджии и т.д. Устанавливают филенчатые двухстворчатые двери на петлях, окна ставят просторные со стеклами.

Для традиционного старого жилища был характерен центральный очаг, преобразившийся в XIX в. в пристенный камин с дымарем (у правой от входа стены). Слева в углу имелось углубление - хранилище, позднее, особенно в двухэтажном доме, превратившееся в отсек. У противоположной стены находилось возвышение для постелей, одежды (наль), позднее - лари-полки. Непременным атрибутом являлся массивный центральный столб с большой фигурной резной капителью. В стене - ниша для парадной посуды и других ценных предметов, сменившаяся через некоторое время ларем и сундуком. Впритык к дому было устроено деревянное массивное хранилище (гьекуш).

Коренные изменения претерпело внутреннее убранство жилища в советское время. Жилую комнату обставляли покупной мебелью: диван, кресла, книжный шкаф; в ней имелся телевизор, радиоприемник; спальная комната снабжалась современным гарнитуром. Имеется и отдельная кухня. Не редкость в семьях холодильник, морозильник, кухонные шкафы и кухонная мебель. В наши дни внутреннее убранство дома - симбиоз традиционного и современного городского жилища. Основным строительным материалом ныне остаются камень-песчанник, глина, солома, дерево. В самое последнее время в возведении стен дома используется саманный кирпич (Гаджиев Г.А. 1989. С. 105, 107, 116-120 и др.).

Хозяйственные постройки для общественного скота в наши дни строятся по типовым проектам с применением современных строительных материалов (цемент, шифер, железобетонные конструкции и т.д.), а для личного скота отводится первый этаж жилого дома или возводится постройка рядом с домом во дворе.

Материалом для одежды служила продукция животноводства - шерсть, шкура, кожа. В конце XIX в. стали поступать различные материалы фабричного производства. Одежда делилась на мужскую и женскую, ритуальная по покрою мало чем отличалась от повседневной. По назначению одежда была повседневной и праздничной, нательной и верхней. К нательной одежде относились рубаха, штаны, а к верхней - бешмет, черкеска, брюки, овчинная шуба (нагольная). Рубаха являлась повседневной одеждой, и, чтобы она быстро не износилась, на спине ее пришивали подкладку. Штаны имели "широкий шаг". На голове носили косматую овчинную папаху конусообразного покроя. Обувью служили чарыки из сыромятной кожи собственного производства. Костюм женщины включал длинное черное платье-рубаху туникообразного покроя, штаны из темной ткани, доходящие до пят, темные покрывала, черное чухто с двумя парами серебряных височных колец, красный кушак. На ногах носили кожаные, войлочные сапожки, чарыки из сыромятной кожи, шерстяные носки с кожаной подошвой. Теплая одежда женщин почти не отличалась от мужской. Свадебная же одежда отличалась только дороговизной материала и обилием серебряных и медных украшений, пришиваемых на груди, голове. Украшением мужской одежды были кинжал и пояс с серебряной инкрустацией, а женской - серьги, кольца, браслеты и др. До 40-летнего возраста мужчины брили голову, оставляя бороду, усы. Женщины отпускали косы, ухаживали за волосами, чаще мыли голову теплой водой, добавив в нее курагу, золу и т.д.

В наши дни традиционную одежду можно встретить только у представителей старшего поколения. В основном сейчас одежда имеет интернациональный (европейский)характер.

Пищей служили продукты земледелия и скотоводства. Ежедневной основной пищей был пресный хлеб типа лепешек, изготовляемый в домашнем очаге; готовили "ленивый" хлеб из смеси муки с сыром, пресный и дрожжевой, вареные бобы, пшеницу, кукурузу, различные каши из муки, крупы, зерна: молочная из просеянной крупы, молочная из нарезанных лепешек, сваренных в мясном бульоне, молочная мучная на бульоне, молоке с луком, чесноком, жиром, густая, из кукурузной муки на воде, с жиром и урбечем, из раздавленного варенного кукурузного зерна с добавлением муки, с маслом или молоком. Излюбленной повседневной пищей являлся хинкал (галушки) с мясом, молоком, оригинальный хинкал из нарезанных испеченных лепешек с сыром, чесноком, маслом. Готовили также различные пироги с творогом, мясом, яйцами, съедобными травами (тмин, щавель, черемша, крапива и т.д.). Из молочных продуктов ежедневно употребляли молоко, масло, творог. Мясо ели в свежем (больше летом, осенью) и вяленом виде (зимой), в прошлом ели сырое мясо и жир. Предпочтение отдавали баранине. Очень распространен был бульон, супы употреблялись реже (из фасоли, круп и др.). Деликатесным считался суп (как и хинкал) с добавлением сушеного курдюка. Готовили колбасные изделия из мясного фарша, жира с тмином. Большой популярностью пользовалась кровяная колбаса. Использовали также мясо животных и птицы, добытое на охоте (заяц, медведь, куропатки и т.д.), в целебных целях употребляли конину (против туберкулеза). И в наше время основными блюдами являются хинкал с мясом и шурпа (суп), в последнее время в быт вошли заимствованные блюда (голубцы, котлеты, плов и т.д.). Готовили хмельной напиток "мер" из проросших зерен пшеницы и толокна, ныне добавляют и сахар. В пище используются также различные соленья и компоты, получившие распространение в советское время (Там же. С. 146-155).

Общественный уклад в прошлом отражал определенную систему социальных патриархально-феодальных отношений. Существовала частная собственность на дом, скот, пахотные участки, отдельные покосные угодья. Внутри селения сложились зависимые отношения между тухумами. Малочисленные общины зависели от крупных. Эта зависимость выражалась в необходимости оказания ими принудительной и обязательной помощи крупным и сильным обществам во время войны, стихийных бедствий, в сезоны сельскохозяйственных работ. К XIX в. и внутри селения появились отдельные тухумы, семьи, лица, различающиеся занимаемым положением в производстве и распределении, развивалось имущественное расслоение (неравенство), различные формы эксплуатации одной части населения другой ее частью.

В первой половине XIX в. пережиточно сохранялось патриархальное рабство (нисуди). Рабами становились люди, попавшие в плен во время войн, набегов.

Специфичным является древний институт гьоркьо рухъ (мужской дом). Ежегодно в течение двух—трех зимних месяцев мужская часть населения группами по 15-20 человек собирались в домах, куда доступ женщинам был запрещен. Мужчины проводили время в беседах, играх, развлечениях, пиршествах, выбирали из своей среды шаха, слово которого являлось законом для всех. Они занимались и закаливанием организма. Женатые мужчины могли провести ночь с четверга на пятницу у себя дома.

Существовал обычай взаимопомощи, практиковавшийся при выполнении трудоемких сельскохозяйственных работ, при возведении дома, на свадьбах, на похоронах и т.д.

До введения "военно-народного управления" во главе крупных сельских обществ стояли бегаулы (халиды), избиравшиеся на сельском сходе всеобщим голосованием из состоятельных и авторитетных семей. После введения российского управления бегаул утверждался начальником Каратинского участка Андийского округа (наибом). Он был в ответе за все, что делалось в обществе, осуществляя исполнительную и административную власть. Ему помогали два исполнителя (нукеры). Оплату им всем производили за счет штрафных сумм. В каждом селении было по два-три стражника (адилы), осуществлявших обязанности полицейского надзора. Помощниками стражников были осведомите- ли-сторожа (гьелибы). Большой общественный вес имел дибир, избираемый в крупных селениях на сходе всеобщим голосованием. Он решал не только вопросы религии, но и хозяйственные дела. Ближайшим помощником дибира был будун. Они занимались преимущественно вопросами судопроизводства. Судебные решения выносились на базе норм адата (воровство, кража, уголовные дела и т.д.) и шариата (дела, связанные с семейно-бытовыми обычаями). Суд был общественным органом, главной целью которого являлось примирение сторон без какого-либо ущерба одной из них. Основной функцией суда было третейское разбирательство дел по охране прав собственности.

Определенное место в общественной жизни занимала кровная месть - один из атрибутов первобытно-общинного строя, возникший как эффективная мера самообороны, самосохранения, регулирования межличностных и межобщинных отношений. Пережитки кровной мести сохранялись до 30-х годов XX столетия.

В суровых условиях замкнутого быта большое значение имело гостеприимство. Оно являлось важным каналом, по которому развивались экономические, культурные связи между народами, обществами. Существовала специальная церемония по встрече и проводам гостя - самого уважаемого в селе и неприкосновенного человека.

Патриархальный характер быта и семьи ревностно оберегал честь и достоинство старших по возрасту, женщины.

Основная форма семьи - двухпоколенная малая (нуклеарная), состоящая из родителей и детей. Средний размер семьи составляет четыре-пять человек. Изредка встречались семьи трехпоколенные, в которых вместе с молодой семьей и их детьми, проживали престарелые родители. Это была система родства арабского типа. Предпочитали браки между родственниками (эндогамия), в том числе кузенные. Браки заключали уводом, уходом и похищением (умыкание), путем сговора. Преобладали последние. Свадьба проходила в три этапа, являвшихся логическим продолжением один другого - сговор, свадьба, послесвадебная обрядность. Своеобразным был в свадьбе обряд под названием "яри-яри-яришо". На следующий после свадьбы день группа молодежи (позднее - детей) со словами "яри-яри-яришо" (смысл которых нам не удалось выяснить) входила сначала в дом родителей невесты, потом в дом родителей жениха и после соответствующих церемоний получала подарки.

Обязанности между членами семьи были строго распределены. Мужчине не полагалось вмешиваться в женские дела, а жена вела все домашнее хозяйство. В семье строго соблюдалось подчинение младших старшим, женщин - мужчинам. (Гаджиев Г.А. 1994а. С. 101-102).

До революции не имелось светских школ, функционировали только примечетские школы, призванные распространять грамотность. Было развито устное поэтическое народное творчество. Наиболее распространенным мотивом сказок являлся лирический, главный сюжет - о любви молодых (богатого и бедного). Излюбленным также был мотив родства животных и человека. Горцы любили песни. Они исполняли их на работе, во время отдыха, на торжествах. Песни делились на лирические, обрядовые, бытовые, трудовые, историко-географические. Умение танцевать считалось достоинством, а неумение - недостатком. Танцы исполнялись под музыку (зурна, бубен, барабан). Наибольшее распространение получили танцы "харазул", "гъикIаба", "эшалуб", "луб", исполнявшиеся группами мужчин и женщин. Исполняли быстрые танцы "апуш", "сопар" и др.

В области народного спорта популярностью пользовались состязания по стрельбе из лука, плаванию, народным шашкам и т.д. Было развито изобразительное искусство. Орнаментом (спирали, солярные знаки, геометрические и растительные формы) украшались разнохарактерные предметы материальной культуры, домашнего обихода, утварь и т.д. Существовала разнообразная резьба по камню, особенно на надгробьях. Была развита и обработка кости для потребительских целей. Ювелирное дело не получило такого размаха. Некоторые мастера изготовляли из материала заказчика серьги, подвески, украшения из меди, серебра и т.д.

В конфессиональном отношении багулалы - мусульмане суннитского толка, шафиитского мазхаба. Ислам окончательно утвердился к XIX в. В сел. Хуштада в самые суровые годы, когда преследовалась религия, не прекращала функционировать мечеть. Сейчас в каждом селении имеется мечеть. В среде народа живучи также отдельные домусульманские верования и обряды (вера в существование духов, магию, колдовство и др.).

За годы советской власти удалось добиться заметных успехов в области культуры, здравоохранения. В конце 1920-х годов во всех селениях были открыты светские школы. Сейчас в селениях Хуштада, Тлондода, Кванада функционируют средние школы, в селениях Гимерсо, Тлибишо восьмилетние, а в сел. Тлисси - начальная. При средних школах работают группы продленного дня, заочные школы, а в сел. Хуштада и интернат. Обучение в начальной школе ведется на аварском языке, с 5-го класса - на русском; аварский - один из предметов.

До победы советской власти за исключением медицинского пункта в с. Кванада, перенесенного в 1911 г. в с. Агвали, не было медицинских учреждений. Сейчас во всех селениях (кроме Тлисси) функционируют медпункты, а в сел. Кванада их два.

В каждом багулальском селении (кроме Тлисси) имелись сельская библиотека и дом культуры, музыкальная школа, киноустановка. Селения электрифицированы, радиофицированы, телефонизированы. В домах многих горцев работают телевизоры. Ощутимы изменения в обеспечении населения товарами первой необходимости.

Народ, который в прошлом не имел ни одного человека с высшим образованием, ныне гордится своими земляками: Магомедом Абдуразаковым - доктором медицинских наук, профессором, работающим в одном из научных учреждений Москвы, Амираном Магомедовым - доктором ветеринарных наук, профессором Дагестанской сельскохозяйственной академии, Магомедом Асхабовым - доцентом Дагестанского педагогического универститета и др.

Добрым словом вспоминают багулалы учителей, трудившихся в багулальских школах, когда республика ощущала острый недостаток в педагогических кадрах. Среди них Н.В. Завертаева, М.И. Кривенкова, В.Н. Богандова, работавшие в разные годы в Кванадинской школе, А.И. Сизов и P.M. Аронова, преподававшие в Хуштадинской школе, Ф.С. Уванков, учительствовавший в Тлондодинской школе, и др.

Багулалы - бесписьменный народ, хотя у них есть свой язык, отличный от других языков. В наши дни область использования языка ограничена, он выполняет роль только бытового языка, существует опасность его исчезновения в будущем.

Остро стоит проблема занятости населения, велик избыток рабочей силы, особенно мужской части молодежи. В хозяйственной сфере багулалы нуждаются в большей самостоятельности в деле производства и реализации производимой ими продукции.

Фрагмент цитируется по изд.: Народы Дагестана. Отв. Ред.: С.А. Арутюнов, А.И. Османов, Г.А. Сергеева. М., 2002, с.169-179.

Этнос: